ВАЛЕРИЙ КОСАРЕВ

ЖИЗНЬ БЕЗ ХОЛЕСТЕРИНА

Приходится мириться с мыслью о том, что большинство людей пассивно приспосабливаются к жизненным обстоятельствам, а отнюдь не борются за то, чтобы эти обстоятельства стали благоприятнее для их жизни. Такая экзистенциальная стратегия ущербна и проигрышна, однако она преобладает. И все же не только поражает, но и возмущает феноменальное свойство массового сознания жадно впитывать любые иллюзии и вздорные мифы, более того – самый грубый блеф, который не выдерживает простейшей проверки на соответствие реальности и здравому смыслу. Как гласит английская пословица, ложь обойдет полсвета раньше, чем правда успеет обуть башмаки. Привычка ориентироваться на ложные стереотипы, легко поддаваться обману, по-видимому, присуща всем народам и всем слоям населения в разных странах. Во время перестройки многим из нас внушили, что самые примитивные в данном смысле граждане – это так называемые совки, советские люди. То был очередной миф, который легко проглотил как Homo sovieticus, так и Homo orientalis. Западные люди поверили в этот миф, поскольку не знали нас, а мы – поскольку не знали их. Прошли годы, и нам, – по крайней мере, мне – стало предельно ясно, что "там" люди поддаются обману еще сильнее, значительно сильнее. Но поистине высший стандарт такого поведения показывают Соединенные Штаты.

Помнится, где-то в 1960 гг. весь мир обуяли экологические идеи и связанные с ними призывы к здоровому образу жизни. Не только западные социологи, футурологи и спецы пиара, но и советские ученые начали говорить о закате "общества потребления" и переходе Запада к иной модели, к "качеству жизни", соответствующему идеям "зеленых" и предупреждениям экологов. В частности, американцы начали усиленно заботиться о здоровье нации. Ординарный "бег трусцой от болезней" сменили сложные системы аэробики, шейпинга, бодибилдинга, фирмы освоили производство комплексов оздоровительного инструментария, тренажеров и домашних спортзалов. Но главной "звездно-полосатой" идеей с этой поры стала жизнь без холестерина, поднятая на высоту американского патриотизма. Невозможно стало выпускать в США или импортировать в США пищевые продукты, если на упаковке не указывались процентное содержание основных ингредиентов и заверения в отсутствии вредных веществ. Самым важным критерием стали два указания: "пониженный холестерин" или, еще лучше, "без холестерина".

Идея-фикс, обуявшая Америку лет 40 назад, витала по свету, рождая соответствующие императивы в мышлении и действиях производителей продовольствия. Менее всего тенденция сия затронула постсоветское пространство, в тех же перестроечные времена осмеянное как зона обитания толстых, обрюзгших, не следящих за собой совков. Им всякий раз противопоставлялся цивилизованный Запад, где на исключительную высоту, наряду с другими достижениями, взлетели культура питания и культ здоровья. Впрочем, голодомор, устроенный перестройщиками в СССР и продолженный реформаторами в новонезависимых странах перехода от советских нравов к буржуазной безнравственности, поубавил число тучных за счет могил на кладбищах приговоренной к западному образу жизни бывшей Великой страны.

А теперь от истории перейду к текущему моменту. Недавно московское ТВ показало сюжет о США, в котором сообщалось: две трети американцев страдают избыточным весом, проще сказать, ожирели, как боровы. Видеоряд дал вереницу людей-монстров, дам и кавалеров, которые напомнили мне русскую частушку:

Господи, господи, все люди толстые,

 один я, сирота, не пролезу в ворота.

Повторяю, таковых непролазливых в США уже две трети населения. Это в стране, буквально обуянной, если верить множеству апологетических публикаций, идеями здорового образа жизни и достигшей потрясающих успехов в медицине и здравоохранении. В телепередаче мельком называлась причина: американцы вечно жуют бигмаки и прочие изделия "быстрого питания", которое превращено в мощную индустрию. А чтоб вы знали: "спрос рождает предложение" – это закон весьма архаического товарного производства, давно устаревший. Бизнес-экономика уже наступательно реализует другой закон: "предложение формирует спрос". Если изобретательный предприниматель найдет, что производство того или иного изделия может при определенных условиях дать крупную прибыль, – не сомневайтесь, он эти условия создаст и свой куш сорвет. Так, уже к середине ХХ века почти всю планету, исключая СССР и другие невестернизированные страны, заставили жевать чуингам, навязав привычку коровы, биологически вовсе не свойственную человеку, исключительно вредную, но весьма прибыльную. Параллельно мощные органы телепропаганды создали в Америке и в целом мире массу совершенно излишних, вздорных и вредных потребностей и привычек, отучающих трудиться руками, ногами и головой.

Если суммировать все призывы вездесущей рекламы, назойливо вбиваемой в массовое сознание, и попробовать смоделировать обобщающий образ потребителя всей этой роскоши, что получится? Получится совершенно ирреальное, безобразное и страшное, по сути своей абсолютно нечеловекоподобное существо; прежде всего это какой-то дебилизированный монстр, который озабочен тем, что должно, по моему разумению, занимать ум нормального человека в последнюю очередь: как набивать брюхо все новой и новой жратвой, заливать его всевозможными напитками, потреблять максимум удовольствий, в том числе самых греховных, и как, наконец, создать себе жизнь настолько комфортную, чтобы не шевелить ни мускулами, ни мозговыми извилинами.

Конечно, по совокупности такое просто немыслимо и недостижимо, к тому же для многих людей и непривлекательно. Но не надо думать, будто рекламная магия отскакивает от потребителя, как шарик пинг-понга от стола. Ибо реклама действует не на сознание, а на подсознание; она эксплуатирует не лучшие качества человека, а худшие. И уж конечно, она не вразумляет и не просвещает, а соблазняет и искушает. И при этом, разумеется, безбожно врет. Она формирует стереотипы мышления и поведения исподволь и постоянно, системно, ибо телевизор смотрят не только взрослые, но и малые дети. И, представьте, что для взрослого вздор, то мальцом-несмышленышем воспринимается как норма; с этим крепнущим убеждением он растет и взрослеет. Это у нас теперь так, а на Западе давно уже поколение за поколением существуют, извините, твари двуногие, надежно посаженные на иглу потребления и на короткий поводок рекламы.

Американцы давно уже отвыкли и разучились готовить себе завтраки, обеды и ужины – сие допотопное занятие заменили упаковки и емкости на все случаи жизни и на любой вкус. Ими забиваются холодильники в домах и багажники в автомобилях, все, что хочешь и сверх того можно купить на каждом городском углу и чуть ли не в пустыне Аризона. Не жизнь – лафа. Но эта лафа все больше и больше выходит боком.

Прежде всего такие блага предоставляет счастливым американцам знаменитая империя Макдоналда, понастроившая забегаловки по всем континентам и сумевшая раздуть во славу своего глобального предприятия истерию не меньшую, нежели "жизнь без холестерина". Умножающийся ряд публикаций свидетельствует о прямом вреде "фаст фуд", особенно от McDonald's, однако масштабы этой отрасли и извлекаемый ею барыш уже сравнимы с показателями фирмы Билла Гейтса и международной наркоторговли. Если Макдоналд сформировал глобальную отрасль на искусно раздуваемом инстинкте жратвы и грехе обжорства, то другой глобальный монополист, компания "Кока-кола", аналогичным образом вырос на невинной жажде чего-нибудь попить. Мне не раз говорили, что основной напиток, который производит сия фирма, с успехом применяют сантехники для очистки внутренних поверхностей особо заржавленных труб, когда чистящие средства неэффективны. Думаю, "кока-кола" так же справляется и с вашим желудком, если, конечно, вы ее пьете.

Между тем слоганы производителей и торговцев, такие как "Имидж ничто, жажда всё", "Не дай себе засохнуть", "Изменим жизнь к лучшему", "Расслабься", как и многие другие, самодостаточные для средненормальной двуногой скотины, давно уже приобрели вес идеологических и даже политических императивов. Если вдуматься, то к ним сводится идейная база многих партий, причисляющих себя к демократическим, правым, либеральным и т. п. Более того, в программах этих партий ничего другого, не считая пустопорожних и фарисейских фраз о "свободах" и "правах", и не найти.

Между прочим, в упомянутой телепередаче констатировалось, что проблема ожирения все более актуализируется и в Европе. Конечно, дело не только в "быстром питании" и вреде бигмаков от McDonald's. До безобразия жиреют американцы и европейцы, – а вслед за ними и японцы, и африканцы, а особо быстро почему-то кинайцы и все прочие народы, попавшие в бурный поток вестернизации, – от группы причин, среди которых выделяются всеобщая автомобилизация и связанная с ней повальная гиподинамия, но не менее того – от прогрессирующих лени, безделья, антифизиологических форм труда, питания, всего образа жизни и, наконец, от полной бессмысленности существования, сведенного к жратве, выпивону и сексу “по всякому”, кто еще может. Если это не вырождение, то какие еще комфорт и изобилие требуются, чтобы мир осознал начавшуюся инволюцию биологического вида Homo sapiens?

Итак, что же стряслось со счастливо-обрюзгшей Америкой? Она – жертва сочетанного действия разнонаправленных интересов. Стратегии свободного рынка, на которую работает вездесущая и всемогущественная реклама. В отличие от нас, отсталых, все еще возмущающихся пошло-лживыми рекламными роликами, которые действуют нам на нервы, американцы – абсолютные рабы рекламы. Реклама на всем Западе – это самая мощная пропаганда, это форма, мастерски выражающая идейное содержание либерализма. Коротко говоря, в бешеной конкуренции рынка любая идея и проблема, а также их реализация, вообще все сущее и нам присущее, – становятся товаром, а став таковым, чаще всего превращаются в нечто себе противоположное. И вот, если речь идет о здоровье людей, то в интересах рынка, экономической демократии и идеалов свободы негоже, чтобы люди стали действительно здоровыми, – сие подорвет бизнес множества предпринимателей, а они этого не потерпят, они такое законодателям и управленцам устроят, что мало не покажется. Не говоря уже о том, что и законодатели, и управленцы – те же предприниматели или тесно связаны с ними. Стало быть, надо формировать конъюнктуру свободного рынка так, чтобы и волки были сыты (это в первую очередь), и овцы, ммм.., были (по возможности) целы.

Этот принцип, надстроенный над незыблемым постулатом – "деньги не пахнут", рождает два простеньких правила: первое, бессчетно повторяемое вполне открыто – "бизнес есть бизнес", и второе, которое замалчивается, но подразумевается – "подлецу всё к лицу". На практике такая отрегулированная в пользу большого бизнеса свобода означает, что сначала вздернутых на рекламный крючок или, лучше сказать, посаженных на собачий поводок искусснейшей рекламы наивных американцев откармливают и опаивают как на убой, создавая им проблемы со здоровьем, а затем предлагают по сходной цене неограниченный выбор средств и способов борьбы с лишним весом и в целом оздоровления. И да здравствует свобода! Американцы же, помимо прочих их похвальных черт, как известно, большие патриоты, и ничего не стоит сплошной массой подвигнуть их на любое, по нашим еще некультурным понятиям, сомнительное или вздорное предприятие. На каждый рекламный зов, особенно с магическим кличем "new!", они бросаются шумной толпой, точно овцы в степи к водопою. Что, однако, удивляет, – это их неистребимая жажда удовольствий и развлечений, понятная там, где все это в новинку, но загадочная в стране давнего, полного и окончательного изобилия. Как ни суди, подобное поведение масс – свидетельство либо особо устроенного, поистине безразмерного желудка американца, либо, уж извините, особо утонченной скудости его интеллекта.

Справедливость требует сказать, что такая жажда удовольствий давно уже перешагнула за пределы Нового Света и гуляет по Старому. Пару лет назад в Австрии предприимчивый владелец торговой сети, открывая очередную серию супермаркетов, объявил: на премьере каждой торговой точки первые двадцать посетителей получат бесплатные покупки на сумму 130 долларов. Условие единственное – явиться к торжественному открытию магазина в чем мать родила. Газеты поместили снимки с этого либерально-демократического шоу, запечатлевшие толпы нагих двуногих особей обоего пола, которые, давясь и расталкивая друг друга, рвутся за получением вожделенных призов. Между тем 130 долларов – сущий мизер для австрийца! Но неудержимая страсть к халяве, которую еще недавно приписывали опять же исключительно "совкам", согнала на потрясное шоу сотни высококультурных западноевропейцев. Кстати, о халяве, якобы особо притягательной для советских людей. Что-то в системе советской торговли я не припомню обещаний каждой десятой головки сыра или кружки пива бесплатно, или ценного подарка в случае счастливой покупки, или обещания выдать потрясающий приз – то ли пачку жвачки, то ли "мерседес", – если собрать и прислать торговой фирме с десяток этикеток "проталкиваемого" ею товара, да при этом, чем черт не шутит, если повезет... Помню с детства рекламные щиты с улыбающимся ребенком и надписью "Пейте горячий шоколад!" или не раз осмеянные призывы "Летайте самолетами Аэрофлота!" при том, что других самолетов не было. Милые шалости "тоталитарного режима", который никогда не опускался до тотального обмана и безудержного растления подчиненных ему граждан, как это делает либерально-рыночный тоталитаризм.

Надо совсем не уважать человека как продукт длительной физической и духовной эволюции, надо совершенно цинично наплевать на все его права, изложенные в известной Декларации ООН и груде международных документов, надо, наконец, быть сообществом примитивнейших жлобов, радеющих лишь об интересе своих кошельков, – чтобы создать такое немыслимо скотское, античеловеческое общество, где реклама крутит человеком, как хвост собакой, и человек ничего, ну абсолютно ничего с этим не может поделать, а зачастую и не понимает, винтиком какой адской машинерии он стал.

 Мне кажется тем не менее, что у нас пока еще есть шансы элементарно осмыслить, куда нас всех втягивают, чтобы противостоять этому триумфальному шествию на бойню духа. И только потому я осмеливаюсь сейчас и впредь писать на данную увлекательную тему.

2004 г.