Круговорот графем в природе

 

Ойкумена знаков и историко-письменные ареалы:
Материалы по этапам и региональным вариантам письменных систем

 

Китайско-восточноазиатский ареал

China Script

Большинство лингвистов полагают, что иероглифическая письменность появилась в Китае во второй половине II тыс. до н. э., и что нет никаких данных для предположений о ее передаче в Китай откуда-либо.

 

Знаки на «гадальных костях» (oracle bones),
в данном случае – на панцире черепахи.

 

Считается, что китайское письмо собственно иероглифического типа развивалось в диапазоне 1500-950 гг. до н. э., во время династии Шан (Shahg). (www.omniglot.com/writing/chinese.htm). К этому и, возможно, более раннему времени восходят так называемые oracle bones (гадательные кости), или письмо на панцирях черепах. Еще древнее памятники, которые называются Banpo Script, – знаки на доисторических артефактах, из местности Баньпо, провинция Шаньси, возраста V-IV тыс. л. до н. э. Некоторые авторы протягивают линию от знаков Баньпо к oracle bones, но есть и сомнения, считать ли вообще эти символы письмом.

 

Образец китайских неолитических знаков.
Сходства с современными и даже ранними иероглифами Китая в них довольно мало,
но они, содержат набор «космополитических» элементов.

 

Наконец, есть феноменально древние знаки – JiahuScript неолитической культуры, памятники которой обнаружены в местности Henan. Их возраст – 6.600 л. до н. э. Эти образцы имеют очевидные сходства как со знаками Oracle bones Script, так и с ранним иероглифическим письмом династии Шан. Кроме того, сходные письменные знаки и ныне используются некоторыми этническими группами Китая (Женьминьжибао online, 23.03.2006).

 

Manyogana и истоки японского письма

Manyogana – знаки, с помощью которых был написан древнейший письменный источник Японии Манъёсю (Manyoshu), относящийся к VI в. н. э. (но столь ранний возраст сомнителен). Позднее элементы манъёганы были использованы японцами для создания катаканы. Процесс создания этих двух письменных комплексов, как и третьего, хираганы, весьма загадочен. Считается, что манъёгана составлена из архаических китайских иероглифов, приспособленных для японской фонетики (http://en.wikipedia.org/wiki/Manyogana). Однако непонятно, почему были взяты именно архаические иероглифы, вид которых, к тому же, позволяет усомниться в их чисто китайском происхождении. По другим, также весьма смутным данным, содержащихся в «Нихонги», в 571 г. император Киммэи повелел «переписать все древние японские книги китайскими иероглифами» (Кондратенко А. П., Прокофьев М. М. Протописьменность у древних айнов: миф или реальность? – Краеведческий бюллетень, № 2. Южно-Сахалинск, 2005.). Из этого должно следовать, что а) до усвоения японцами китайской иероглифики в Японии были письменные памятники; и б) они были написаны не китайскими иероглифами, а какими-то другими знаками. Но выполнить приказ императора Киммэи, располагая только китайскими иероглифами, было бы невозможно из-за различий морфологии китайского и японского языков: японский – язык флектирующий, китайский – корневой, лишенный аффиксов. Поэтому, чтобы перевести свой язык на китайскую иероглифику, японцам пришлось создать слоговую азбуку, известную как таблица Годзюон (Пятидесятизвучие) и существующую в двух различающихся вариантах – катакана и хирагана. Вторая кана предназначена для записи иноземных слов; например, хираганой японцы записывали айнские слова.

Некоторые ками ё но модзи – «знаки эры богов».

 

Таким образом, манъёгана существовала до Годзюона, который, как считается, тоже создан на основе китайских иероглифов. И снова возникает сомнение: если протояпонцы до перехода на китайскую иероглифику имели свое письмо, то было бы логичнее, если бы они сложили и манъёгану, и обе каны (Годзюон) на основе собственных знаков, а не чужеземных. И возможно, это были упоминаемые в ряде источников ками ё но модзи – «знаки эры богов».

 

Hu Script

Хунну писали на дощечках (k’o mi) знаками, которые, возможно, были прототипами более поздних орхонских (тюркских) рун. Это письмо называют Hu Script (ху, по предположениям ряда авторов, – европеоидные предки хунну, а крупное племенное объединение хунну было одним из предшественников тюрков (Noin-Ula // Wikipedia. – http://en-wikipedia.org/wiki/Orkhon_script).

Возраст письма неясен, его поздний вариант, Hun-Syanbi Script, датируется II в. до н. э – II в. н. э.

 

Образцы письма Hun-Syanbi, II в. до н. э. – II в. н. э.

 

 

Аустронезийско-океанийский ареал

Ронгоронго

Т. Хейердал писал: «Для художественного оформления письмен ронгоронго характерно яркое местное своеобразие. Головы птиц с крючковатым носом, длинноухие люди, животные с разинутой пастью как бы пририсованы, чтобы украсить знаки; большинство их скорее носит условный характер, чем отражает биологическую реальность. Хотя многие знаки ронго-ронго явно возникли как чисто абстрактные символы, уже потом обработанные и снабженные зоологическими атрибутами, некоторые из них частично или полностью воплощают формы, поддающиеся определению». Он заявляет, что эти формы совпадают с основными элементами религиозного искусства и символики Перу (Хейердал Т. Историческое население острова Пасхи и письменность ронго-ронго. // Приключения одной теории. Л., 1969. С. 236).

 

Руноподобные знаки ронгоронго.

 

Это очень важное умозаключение. Но не менее важно то, что, в принципе, форма большинства рапануйских знаков сопоставима со знаками множества письменных систем Старого Света, как более или менее близких к острову Пасхи (Woleai, например), так и весьма удаленных.

 

Woleai или Caroline Islands Script

Woleai или Caroline Islands Script (CIS, Письмо Каролинских островов) – загадочная по структуре и происхождению система, которая была открыта в начале XX в. в Микронезии, на одном из Каролинских островов. Ее обнаружение связано с именем путешественника и этнографа Дж. Макмиллана Брауна, который в 1913 г. сделал копии записей этим исьмом. Никаких свидетельств о возникновении письма не нашли, а само оно в 1920-х гг. вышло из употребления, т. к вымерли знавшие ее аборигены. В науке возникло предположение о том, что это искусственная письменность, подобная тем, что составляли миссионеры-просветители или образованные аборигены для индейцев Северной Америки и африканских племен, не имевших письма. И хотя есть немало довольно длинных текстов woleai, но не обнаружено ни малейшего следа, который бы вывел на его создателя. Между тем вывод об искусственном происхождении был сделан на том основании, что некоторые знаки имеют будто бы европейское происхождение (из латиницы). Опубликованный репертуар включает 97 знаков – это слоговая азбука. Она, по всем данным, была призвана обслуживать местный язык, называемый Woleaian language и распространенный на ряде мелких островов Каролинского архипелага. Однако в силлабарии woleai нет знаков для передачи дифтонга le и звука l вообще, нет и знака для a или ai, есть только знаки, передающие дифтонг wo и звук i. Остается предположить, что либо в силлабарий исследователями собран не весь репертуар знаков, либо опубликованные знаки имеют не только те значения, которые указаны в нем.

 

Руноподобные знаки силлабария CIS.

 

В целом предположение о позднем и искусственном происхождении W. звучит весьма неубедительно и противоречит архаическому начертанию знаков, преобладающая часть  коих подобна или аналогична не современным европейским шрифтам, а древним азиатским и европейским рунам. Возможно, что при открытии CIS ученые натолкнулись на редчайший случай сохранения архаической автохтонной системы.

* * *

Видимо, к этому же историко-письменному ареалу следует отнести некоторые архаические письменные системы Филиппинских островов, происхождение которых от Брахми сомнительно, в том числе имеющие связь с Зондскими островами (Индонезия). Следует обратить внимание, что микронезийская островная группа, где обнаружена система Woleai, расположена как раз между Филиппинами и Зондским архипелагом; с другой стороны, Филиппины тесно граничат с о. Формоза (Тайвань) и группой Рюкю, примыкающей к Южной Японии. И далее, юг Японии, Формоза и юг Корейского полуострова, бесспорно, входили некогда в единый культурный массив, граничащий с обширным пространством древнекитайской культуры, а также с территориями культур аборигенов Приморья, Приамурья и Маньчжурии. Маньчжурия же служила как бы связующиммостом с культурами пратюркскими и прамонгольскими.

Поэтому провести ясную разделительную черту между китайско-восточноазиатским и аустронезийско-океанийским ареалами не представляется возможным; здесь, бесспорно, существовали промежуточные, контактные зоны, что и объясняет ряд общих или сходных черт между такими разными системами знаков, как хуннские и орхоно-енисейские (тюркские) с одной стороны, и, скажем, Woleai, а также дземон-протоайнские знаковые наборы с другой.

 

Балкано-средиземноморский ареал

Vinca и Лепенски Вир

Согласно проф. Радивое Пешичу, неолит-энеолитическая культура Винча (Дунай) - с VI по IV тыс. до н. э. – содержит все знаки будущего этрусского алфавита. Есть еще более древний памятник родственной культуры, содержащий сходные с винчанскими знаки, – Лепенски Вир в Югославии, поселение на берегу Дуная, выше Железных Ворот, относящееся к мезолиту-неолиту (VII-VI тыс. л. до н. э.). Если все это так, то снимаются аргументы о происхождении греческого и латинского письма от финикийского и появляются отдельные вехи следующей регионально-хронологической группы:

1. Знаки культур Лепенски Вир, Винча, трипольской культуры (VII-IV тыс. л. до н. э.);

2. Примерно синхронные им македонские руны;

3. Письмо Dispilio, Греция, VII в. до н. э.;

4. Долатинские протописьменные системы вплоть до венетского письма;

5. Этрусское письмо;

6. Собственно латинская письменность.

На сегодняшний день я затрудняюсь сказать, в каком отношении с перечисленными "вехами" находятся знаки крито-микенской и кипро-минойской культур; ясно лишь, что они тесно связаны, с одной стороны, ср знаковыми системами Винчи, Лепенского Вира и Триполья, а с другой – с протописьменностями Малой Азии и, возможно, Месопотамии.

 

Троянское письмо

Помимо этих систем, весьма непонятным образом связанных между собой, в регионе отмечены единичные памятники Троянского письма, которое, по мнению ленинградского исследователя Н. Н. Казанского, представляет собой промежуточный этап между «древнейшим европейским письмом IV в. до н. э.» (Vinca) и линейными системами Эгеиды» (Казанский Н. Н. Троянское письмо: к постановке вопроса.// Античная балканистика: Карпато-Балканский регион в диахронии. М., 1984. – www).

 

Гёбекли-тепе

Здесь же, на территории Малой Азии, вырисовывается весьма древняя линия знаков, которые могли привести к ряду письменных систем Месопотамии, включая шумерскую.

На юго-востоке Турции, в верховьях Тигра и Евфрата, с 1995 г. раскапывается святилище Гёбекли-тепе, по масштабам не уступающее британскому Стоунхенджу, но относящееся к рубежу палеолита и мезолита - начальному этапу неолита (11.500-9.600 л. до н. э.). Знаки, обнаруженные здесь, очень похожи на письмо (Волков А. Загадки святилища Пуповинной горы. – http://inauka.ru).

 

Чатал-Хююк

Данные об этом обширном ареале автохтонных систем письма, как-то связанных между собой, дополняет информация  о раннегородской цивилизации Чатал-Хююка в Анатолии, датированной VII-VI тыс. до н. э. В. А. Сафронов и др. авторы считают, что прямой наследницей Чатал-Хююка была культура Vinca (Сафронов В. А. Индоевропейские прародины. Горький, 1989), которая древнее цивилизаций Месопотамии и Египта.

Dispilio

Dispilio – символы линейного письма на деревянной таблице, датируются поздним неолитом, 5.260 л. до н. э. Найдена в 1993 г. на севере Греции, в префектуре Kastoria греческой Македонии (http://en.wikipedia.org/wiki/Dispilio_Tablet).

Значение этой находки трудно переоценить. Во-первых, она показывает совсем иные истоки письма в греческо-македонском ареале. Во-вторых, она может свидетельствовать о связи древних письменных систем, с одной стороны, Балкан, а с другой, Пелопоннеса и смежных территорий, включая Крит и, возможно, Кипр.

Dispilio Tablet демонстрирует знаки, аналогии которым можно найти и в древнелатинском ареале, от североиталийского богатейшего памятника Валкамоника до Пирененейского полуострова с его наскальными руническими свидетельствами и более поздними письменными системами – иберской и кельто-иберской. Это, в свою очередь, может обрушить укоренившееся предположение о происхождении названных письменностей от финикийского письма.

Поэтому я в чисто предварительном порядке не отделяю балкано-пелопоннесскую зону от италийско-пиренейской и отношу обе к единому историко-письменному ареалу.