А были ли "мальчики"?

То есть, был ли "Сфатул Цэрий" законным парламентом, а "Пакт Молотова-Риббентропа" – беззаконным сговором?

Александру СПЭТАРУ

Есть, есть такой факт в истории: Договор о ненападении между Советским Союзом и Германией, известный также как "пакт Риббентропа-Молотова". Многими проклинаемый. За несколько дней до начала Второй мировой войны две сильнейшие континентальные державы того времени сделали шаг к сближению. Далее были разрыв и схватка друг с другом. СССР в 1945 году вышел победителем в битве со своим "заклятым другом" из Берлина, а еще раньше использовал пакт, чтобы вернуть земли, бывшие до 1917-1918 годов частьюгосударства российского. Одной из таких земель была Бессарабия, захваченная в 1918-м королевской Румынией.

Победителей не судят

Две аксиомы для начала. Первая. Тот, кто кается и посыпает голову пеплом, выглядит круглым дураком. Я падал от смеха с дивана, когда слушал, как жалкие пигмеи, составлявшие руководство СССР во главе с Горбачевым на съезде депутатов в 1989 году, осуждали пакт и рыдали над "сговором двух диктатур". Но хватит о ничтожествах: впавший в политический маразм "творец перестройки" рекламирует пиццу, иногда, как дождевой червяк, выползая из навоза с очередной словесной дурью.

Вторая аксиома: все, что полезно твоей стране для защиты национальных интересов и восстановления справедливости, – допустимо и необходимо. Осуждать это – все равно, что сказать: «Какой ужас! Я договорился с Петей, мы вместе пошли к моему должнику Васе, и он вернул мне тысячу баксов, которую 22 года зажимал! Может, я неправ?! Может, надо покаяться, что я попрессовал Васю?! Как он переживал, возвращая долг!"...

В такой ситуации главное – не с кем ты договорился, чтобы вернуть свое, а восстановил ли ты справедливость. Тем более, что когда, образно говоря, "партнер Петя" стал плохо себя вести, мы разобрались и с ним. И, что самое гениальное, не без помощи "Васи", который переживал "Петину" помощь нам в возвращении украденного. Вот так бы и всегда делать политику!

«Присоединение», которого не было

Итак, размазывание соплей, раскаяния в собственных победах и возврате своего у врага – удел придурков. Мы не такие, так что идем дальше: посмотрим, правомерно ли действовал СССР в 1939-1940 годах, возвращая Бессарабию.

Часть будущей МССР – между Прутом и Днестром – была оккупирована военным путем в начале 1918 года и в два приема ("условно" и "безусловно") присоединена к Румынии. При этом Румыния совершила хуже, чем политическое преступление, – стратегическую ошибку. Даже несколько.

Бухарест для насильственного присоединения Бесарабии воспользовался неким органом под названием "Сфатул Цэрий", выдав его за молдавский парламент. Но "Сфатул Цэрий" им не был, ибо никем и никогда не избирался. Всеобщее, равное, прямое и тайное избирательное право там и не ночевало. А если и ночевало, то с ним там сделали что-то групповое и нехорошее, как пишется в юридических протоколах, «в естественной и извращенной формах». Данный орган был создан так называемым Военно-молдавским съездом. Известно, что его делегаты были специально подобраны. Ни представители от рабочих, ни представители от трудящегося крестьянства в его работе не участвовали. На этом сборище реакционного офицерства и кучки послушных ему солдат была объявлена автономия Бессарабии и принято решение об образовании буржуазно-помещичьего органа "Сфатул Цэрий". Из 120 мест абсолютное большинство в этом самозванном органе занимали контрреволюционные офицеры, буржуазные националисты, помещики, чиновники. По мере того, как состав "Сфатул Цэрий" в результате кооптирования (хорош парламент?) новых членов численно возрастал, его политичеcкая направленность становилась все более антинародной.

В труде фашистской эпохи (Петре Панаитеску, "История румын", 1943) эту ахиллесову пяту попытались скрыть: «Румыны Басарабии образовали Молдавскую республику со своим законодательным органом "Сфатул Цэрий", составленным из избранных на основе свободного волеизъявления населением Бессарабии представителей».

Это вранье. Дата выборов, которых не было, понятно, не указывается, но все же признано: после "просьбы" невыборного органа «26 января 1918 года румынские войска освободили Кишинев и за несколько дней оккупировали (выделено мной. – А. С.) и всю Басcарабию» (там же).

В 1997 году кишиневские авторы И. Ожог и И. Шаров издали «Краткий курс лекций по истории румын». Они пишут: «20 октября 1917 года начал свою работу съезд молдавских солдат, который должен был решить ряд проблем, связанных с национальными требованиями населения края. В работе съезда участвовало от 500 до 800 делегатов, представлявших более 200 тысяч молдавских солдат. На съезде была провозглашена "территориально-политическая автономия Бессарабии и было принято решение об образования ее верховного политического органа – "Сфатул Цэрий" в составе 120 депутатов».

Кто бы и что ни писал, ясно по крайней мере одно: "Сфатул Цэрий" населением Бессарабии не избирался, голосовать за присоединение края к стране-оккупанту (как и другой стране) права не имел. Статус военно-молдавского съезда (а отдельной молдавской армии в 1917 году не существовало!) и принципы избрания его делегатов более чем сомнительны. С тем же успехом можно созвать Конгресс любителей кишиневского пива и проголосовать за унию Молдовы с Англией, Японией или Науру.

Генеральный просчет Бухареста

Главы МИД Германии и Наркоминдела СССР подписали Договор о ненападении 23 августа 1939 года в Москве. Договор (Пакт) был подписан "сроком на 10 лет". Документ сугубо нейтрален, и о молдавских делах там ни слова. Декалитры слез и тонны соплей обрушивается в связи с "Секретным дополнительным протоколом" к пакту. Протокол, как заявили российские исследователи, существует лишь в копии. Оригинал не обнаружен. А копия поставлена под сомнение. Но будем последовательными демократами и скажем: если это подделка, то сторонники объединения Бессарабии с Румынией (а с ними и ничтожный Горбачев) с 1989 года врали. А если перед нами истинный документ, то Вячеслав Молотов – настоящий герой.

В протоколе читаем: «Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях». Мораль проста: Москва напомнила о своих территориях, у Германия не было юридического повода что-то оспорить.

Унионист может возмущаться: как же, "воля народа Бессарабии", "решение "Сфатул Цэрий", идеалы Молдавской Народной Республики"... Мы не унионисты, но, как люди толерантные, допустим: никем не избранный "Сфатул Цэрий" провозглашать новое государство право имел. Но ведь МНР была провозглашена в составе России, а не Румынии! Румыния же сыграла с собой злую шутку, навязав в конце 1918 года через псевдопарламент уже безусловное присоединение Бессарабии, а сам "Сфатул Цэрий" вынудила распуститься. Этим даже формальная (в условиях румынской оккупации) молдавская государственность была упразднена, и Бухарест лишил себя юридических и любых иных ссылок на волю населения Бессарабии.

Между прочим, на те же грабли наступил и новоизбранный парламент Молдовы в 1989-м, "отменив" пакт Молотова и "республику 1949 года", чем лишил Правобережье всяких прав на левобережные земли и дав юридическое "добро" созданию ПМР. Но это к слову.

И тут пришло возмездие

То, что последовало за пактом, интереснее самого пакта. 23 июня 1940 года Молотов через немецкого посла передал Риббентропу, что Советское правительство постарается решить бессарабский вопрос мирно, но готово применить силу против Румынии, если та ответит России отказом. Берлин вдруг узнал, что Москва ставит вопрос и о Буковине, «в которой проживает украинское население». Шокировав Бухарест этими требованиями, Советская Россия получила искомый минимум – Северную (не всю) Буковину с Черновцами. Это тоже было уязвимым местом Румынии: Северная Буковина никогда, как и Бессарабия, ей не принадлежала, она входила в Австро-Венгерскую империю. Большинство буковинцев не хотело быть в Румынии так же, как большинство бессарабцев.

24 июня И. фон Риббентроп в меморандуме для Адольфа Гитлера невольно показал, что русские переиграли Берлин: «Фюрер уполномочил меня заявить о германской незаинтересованности в территориях Юго-Восточной Европы – вплоть до Константинополя и проливов, если бы это было необходимо. Последнее, однако, не обсуждалось».

Секрет успешного дуэта Сталина-Молотова прост: они поставили перед СССР реальную, выполнимую задачу. Берлин выразил лишь озабоченность судьбой этнических немцев, пожелав запустить программу их переселения в рейх. Что же касается Бессарабии, Румыния выслушала пожелание рейха «достигнуть полюбовного урегулирования бессарабского вопроса в удовлетворительном для России смысле» (телеграмма послу Германии 25 июня 1940 года). Так 25-26 июня СССР полностью обыгрывает Румынию дипломатически.

Он обещает учесть германские интересы в Румынии «в самом благожелательном» для Берлина духе. Признает «болгарские притязания на Добруджу и выход к Эгейскому морю обоснованными». К числу таковых были отнесены Москвой в переписке с Берлином и «некоторые венгерские требования». Новый удар Бухарест получил, узнав, что о возвращении вывезенного во время Первой мировой в Россию румынского золотого запаса «не может быть и речи, поскольку Румыния достаточно долго эксплуатировала Бессарабию». Так за несколько дней против "Великой Румынии" сложился единый советско-венгерско-болгарский фронт (при нейтралитете Германии), а сама она перестала быть "великой".

Бумеранг

Кто виноват в таком развитии событий? Откроем доступные учебники истории. 1 декабря 1918 года в Алба Юлия (Трансильвания) на Великом национальном собрании из «более 100 тысяч человек» (И. Ожог, И. Шаров) было выдвинуто «1.228 депутатов», которые и «проголосовали за объединение Трансильвании с Румынией». 27 октября 1918 года в Черновцах состоялось «большое собрание» (? – А. С.), на котором «было объявлено о созыве национального Законодательного Собрания Буковины и избран Национальный Совет из 50 человек в качестве представительного органа буковинских румын. Первым решением Совета было объединение Буковины с другими румынскими территориями в единое национальное государство» (там же). Все такое, по мнению авторов, и «ознаменовало собой завершение процесса объединения румынских земель, устранив тем самым одно из основных препятствий общественного прогресса». Это написано всерьез?

Учебник времен рейхсканцлера Гитлера и маршала Антонеску откровеннее. "Сфатул Цэрий", по выражению Петре Панаитеску, «попросил помощи у румын Молдовы», а 1 декабря 1918 года в Алба Юлия «сошлись румыны из всех сел и городов Ардяла и высказались за объединение Трансильвании, Баната, Кришаны и Марамуреша с Румынией. Саксонцы на своем собрании в Медиаше также высказались за это объединение» (П. Панаитеску). И ключевая фраза: «Румынская армия во второй раз перевалила за Карпаты и заняла все эти провинции».

Вывод: 28 июня 1940 года Румыния стала жертвой собственной методики, когда вначале собираются митинги, пусть и здоровущие, затем – знаем мы эти "великие национальные собрания"! – манипуляторы выкрикивают речевки, подхватываемые тусовками из какого-то числа подозрительных людей с непонятным правовым статусом их якобы организаций, никем не избираемых и не уполномоченных решать судьбу конкретных территорий с многонациональным, да пусть бы и с чисто румынским населением. А потом приходят войска и присоединяют к Короне земли, никогда не входившие в румынское государство.

Название сей методы – экспансия. Или оккупация. А также – агрессия. За это никто в Бухаресте не ощущает ни малейшей вины и до сих пор не покаялся, ни на государственном уровне, ни на общественном. Между тем метода сия ничем не отличается от присоединения к Германии Саарской области, Судет и Австрии в 1930-х. Земли, "присоединявшиеся" в 1918 году к Румынии, были многонациональными. Но их жители, как и сами румыны, не имели возможности высказать свою волю ни на выборах, ни на референдумах.

Что тут сказать? С позиций государственных интересов Румынии ее тогдашние лидеры – ловкачи! В октябре 1922 года король Фердинанд в Алба Юлия был коронован как «монарх всех румын» (П. Панаитеску). Он и его соратники, исхитрившись, успешно решили поставленные задачи. Но проблема в том, что жители захваченных армией земель не считали эти задачи своими. И не были с Бухарестом согласны ни Россия (СССР), ни Венгрия, ни Болгария.

Зачем же обижаться на то, что против тебя применили твои же методы? 28 июня 1940 года Красная Армия "перевалила" Днестр и вернула утраченную 22 годами ранее Бессарабию. Чуть позже венгерская армия "перевалила" еще что-то и заняла Трансильванию. А болгарское войско вообще ничего не переваливало, а просто по-тихому вошло в свою Добруджу.

Исторический бумеранг, запущенный в 1918 году Его Величеством Фердинандом, обрушился на голову его сына Кароля Второго летом 1940-го...

Траянов ров

А ныне президент Румынии Траян Бэсеску учит население Республики Молдова демократии. И то, что произошло у него в стране совсем недавно, в 1989 году, его не смущает. Ибо нет у революции начала, нет у революции сами знаете чего... Видимо, дикое убийство лидера страны вместе с женой в век космических технологий да "в центре Европы" – кажется ему нормальным. А казалось бы, ему со всей свитой стоило бы помолчать.

Бэсеску отказывается подписать Договор о границе с РМ, поддерживает унионистскую прессу Молдовы, советует президенту РМ посмотреть документальный фильм о судьбе Николае Чаушеску... Создается впечатление, что во главе Румынии стоит политический интриган и авантюрист, проводящий политику, чреватую подрывом стабильности на юго-западе СНГ. И не отделаться от мысли, что нынешняя "евросоюзная" Румыния, как и в 1918-1940 годах, проводит наглую экспансионистскую политику для включения в будущем в свой состав кусков других государств, а некоторых государств целиком, в том числе Республику Молдова (Бессарабию).

Но не пора ли поставить на международном уровне вопрос: насколько правомерно существование самой унитарной Румынии в ее нынешних границах? Может быть, правильными были бы ее федерализация или автономизация, дабы свой политико-правовой статус получили Запрутская Молдова с центром в Яссах, и Трансильвания с ее венгерским населением?

А в общем, следует помнить, что твое же оружие в любой миг может быть обращено против тебя самого. События 1939-1940 годов, разрушившие воздвигавшееся с 1918 года здание "Великой Румынии", могут ведь и повториться.

P. S. Здравая мысль. Правильным было бы, к примеру, провести референдум среди населения запрутской Молдовы. И возможно, запрутские молдаване захотят отделиться от «братьев-румын», не признающих их за народ, и соединиться с соплеменниками (нерумынского) пространства между Прутом и Днестром?

В.К.