Времена единства с Россией – лучшие времена для Молдавии

Владимир БУКАРСКИЙ

Недавний отказ властей Молдавии принять участие в Параде Победы в Москве, который должен был состояться 9 мая 2010 г. и собрать представителей всех стран – участниц антигитлеровской коалиции, вновь поставил вопрос об исторической правде и псевдоисторической лжи. Все эпохи отрыва Молдавии от России всегда были временами горя, бед и страданий. Извлекут ли из этого уроки нынешние правители Молдавии? Или история в очередной раз обернется к ним, по словам Василия Ключевского, не добрым учителем, а строгим надзирателем, жестоко карающим за невыученные уроки?

Германские нацисты восхищены «решительностью» Антонеску

Самая кровавая и страшная страница в летописи преступлений румынских националистов – это события 1941-1944 годов. За эти годы на территории Молдавии были уничтожены более 300 тысяч евреев и цыган. В соответствии с планом Антонеску, требовалось уничтожить всех сельских евреев, а всех городских евреев заключить в гетто. Только в июне – августе 1941 г. в Бессарабии и Приднестровье были уничтожены свыше 150 тысяч евреев, в том числе 18 тысяч евреев были расстреляны в одних Дубоссарах. Десятки тысяч евреев были расстреляны в Косоуцком лесу или погибли, когда их заставили вброд переправляться через Днестр. Йозеф Геббельс приводит слова Гитлера: «Что касается еврейского вопроса, то такой человек как Антонеску, поступает гораздо решительнее, чем это делали мы до сих пор». 6 августа 1941 румынский диктатор был награждён Железным крестом.

Зимой 1941-1944 гг. в концлагерях на территории «губернаторства Транснистрия», созданного румынскими оккупационными властями на землях левобережья Днестра, были уничтожены свыше 250 тысяч евреев, в том числе 40 тысяч из них были убиты только в концлагере Богдановка. Только в течение одного дня, 21 декабря 1941 года, в Богдановке были заживо сожжены 5.000 евреев. Из 300 тысяч евреев, живших в Бессарабии и Буковине до июня 1941 года, к 1 мая 1942 года в Бессарабии остались только 227 (!) человек.

Характерно, что среди современных молдавских гуманитариев-румынистов обыденным стало оправдание Холокоста и других фашистских преступлений. В частности, входящий в пресловутую «комиссию Гимпу» доктор исторических наук Анатол Петренко, еще недавно с гордостью заявлявший о своем членстве в КПСС, сегодня пишет в своих монографиях, что Антонеску справедливо истреблял евреев и коммунистов, потому что они, дескать, «плевали в июне 1940 года в спину румынским солдатам и сотрудничали с советским оккупационным режимом». И такой, с позволения сказать, «человек» не просто разгуливает на свободе, а возглавляет движение «Европейское действие» и участвует в парламентских выборах!

Председатель парламентской фракции правящей ЛДПМ Михай Годя, ничтоже сумняшеся, сравнил преступления Антонеску с деятельностью президента США Франклина Рузвельта. По его словам, «румынский маршал был военным, соблюдавшим честь своего мундира, и эту честь он не уронил до того момента, как получил пулю в лоб». По мнению Годи, деяния Антонеску «вписываются в рамки и философию войны», так как зверства, якобы, совершались всеми участниками военных действий.

На интернет-сайте curaj. net, принадлежащем неправительственной организации Hyde Park, являвшейся активным организатором погромов 7 апреля 2009 г., рекламируется антисемитская книга Пауля Гомы «Красная неделя 28 июня – 3 июля 1940 года: евреи в Бессарабии», где автор обвиняет в Холокосте самих евреев, утверждая, что их массовое уничтожение было... всего лишь «реакцией на поддержку евреями советского режима и партизан-антифашистов во время войны». Примечательно, что еще летом 2009 г. на сайте самой организации Hyde Park указывалось: «Этот сайт размещен в сети бесплатно в рамках программы «Обучение и доступ в Интернет» (Internet Access and Training Program, IATP) Управления культурных и образовательных программ (Bureau of Educational & Cultural Affairs, ECA) Госдепартамента США, созданной при поддержке кампании «Акт в защиту свободы» (Freedom Support Act, FSA)». Если принять во внимание отказ США поддержать российскую резолюцию, осуждающую реабилитацию нацизма в Европе, поддержка подобных организаций Госдепом США отнюдь не случаен.

«Кровавое наследие тоталитаризма»

Давайте сопоставим положение Бессарабии в составе Румынии с развитием Советской Молдавии в составе СССР. Ненавистное либералам советское правительство еще в 1944-1945 гг. выделило из союзного бюджета на восстановление народного хозяйства и культуры МССР 448 миллионов рублей, оборудование 22 крупных промышленных предприятий, около 3,8 тысяч единиц станочного, энергосилового, строительного и другого оборудования. В 1945 г. в Молдавию поступило из РСФСР и других республик 20 тысяч тонн черных металлов, 226 тонн каменного угля, 51 тысяча тонн нефтепродуктов. В 1944 г. бюджет Молдавской ССР был более чем на 77%, в 1945 г. – на 54% обеспечен из общесоюзного бюджета.

В республику было направлено огромное число инженеров, врачей, преподавателей вузов и средних школ. В Кишинев был переведен из эвакуации 2-й Ленинградский медицинский институт со всем его преподавательским составом, студенческим контингентом и научно-дидактической базой (ныне – Университет медицины и фармакологии имени Н. Тестемицяну). В 1946 г. был открыт Кишиневский государственный университет, куда направили свои лучшие преподавательские кадры многие высшие учебные заведения России (ныне – Государственный университет Республики Молдова). В 1946 г. в Кишиневе была создана Молдавская научно-исследовательская база Академии наук СССР, преобразованная в Молдавский филиал АН СССР, а затем – в Академию наук Молдавской ССР (ныне – Национальная академия наук Республики Молдова).

В 1946 году в Молдавии действительно разразился сильнейший голод. Принудительные хлебозаготовки и «поставки в фонд Советской Армии» сыграли роль, однако главной причиной была засуха в начале 1946 года. От крестьян, оставшихся один на один с окаменелой землей, власть требовала хлебозаготовок в прежнем объеме. Однако определяющим в том, что хлебозаготовки не были отменены, стало преступное бездействие местного партийного и советского руководства. Примечательно, что в Москву подлинная информация поступила не от руководства республики, а от союзного МВД в «Докладной записке о тяжелом продовольственном положении в Молдавской ССР от 19.12.1946».

В Молдавию немедленно была отправлена комиссия из Москвы под руководством заместителя председателя Совета Министров СССР А. Н. Косыгина, взявшего на себя руководство республикой. В Молдавию было срочно доставлено 366 тысяч пудов муки, расширилась сеть пунктов питания и медицинских учреждений для лечения больных дистрофией. Республике были выделены дополнительные средства из общесоюзного бюджета, распределены сверх предусмотренного горючее, фураж, семена и другая продукция. Уже в марте 1947 года число больных дистрофией стало снижаться, хотя удерживалось до конца лета, когда созрели зерновые.

Даже современные молдавские историки отмечают выдающуюся роль «последнего сталинского наркома» в ликвидации голода в Молдавии. «Многонациональный народ Молдовы должен быть благодарен Алексею Николаевичу Косыгину, спасшему сотни тысяч граждан республики от гибели, – отмечает историк Василий Стати в труде «История Молдовы». – По-христиански и по совести полагалось бы поставить ему памятник на вечную память. Трудно представить, но в столице Республики Молдова нет даже улицы, которая носила бы имя этого человека щедрой души, большой доброты и чуткости к чужим страданиям». Но вместо слов благодарности сегодня молдавские историки в значительно большей степени склонны говорить о «целенаправленном геноциде крупнейшей этнической группы Бессарабии».

Неоценимую помощь советское государство оказало в восстановлении промышленного потенциала республики. Не было ни единого предприятия, в восстановлении которого не принимали бы участие Россия и другие республики СССР. Так, поднимавшиеся из руин предприятия пищевой промышленности получали металл из Москвы, Свердловска, Одессы, Харькова, технологическое оборудование – из Ленинграда, Горького, Ярославля, Ташкента и других городов СССР. Москва выделила огромные материальные средства для восстановления транспорта, направив в республику 10 специализированных строительных отрядов. Здесь впервые за историю края создавались крупные промышленные и энергетические предприятия модернизированного типа.

В последние годы Молдавия, опираясь на свои достижения и могучий потенциал большой страны, сделала огромный качественный рывок в развитии. За 1961-1990 гг. для развития промышленности республики Москва выделила около 7 млрд рублей. Благодаря этому были радикально реконструированы имевшиеся и построены новые крупные высокотехнологичные предприятия, в том числе и общесоюзного значения, такие как «Микропровод», «Виброприбор», «Молдавгидромаш», «Счетмаш», «Мезон», «Эталон», «Сигнал», телевизионный завод «Альфа», «Электромаш», «Молдавизолит» (обеспечивал на 85% рынок диэлектриков в странах СЭВ), «Молдавкабель», ТПХБО (одно из крупнейших в мире текстильных предприятий), Молдавский металлургический завод в Рыбнице, Кишиневский тракторный завод, Дубоссарская ГЭС, Молдавская ГРЭС. Все эти предприятия сооружались с помощью всей страны: предприятия советских городов обеспечивали молдавские новостройки проектно-технической документацией, машинами, оборудованием, сырьем, топливом, опытными кадрами.

Из аграрного захолустья Молдавия за 45 советских лет превратилась в высокоразвитый индустриальный регион с мощными производительными силами и развитой инфраструктурой, оснащенный современной техникой и квалифицированными кадрами всех уровней. Удельный вес промышленности в общественном валовом производстве возрос до 60-70% против 2-3% в бессарабских районах в довоенные годы. Благодаря постоянной помощи большой страны объем валовой промышленной продукции Молдавская ССР в 1990 г. по сравнению с 1940 г. увеличился в 76,5 раза.

По количеству произведенной на душу населения электрической энергии Советская Молдавия превосходила среднемировой уровень в 2,2 раза, значительно опережая ряд развитых стран, в т. ч. Испанию, Италию и другие страны. По многим видам промышленной продукции ее доля в общесоюзном разделении труда была достаточно велика: занимая 0,15% территории и имея 1,5% всего населения бывшего СССР, Молдавия выпускала 26,2% литейного оборудования, 9,2% электробытовых приборов и машин, 100% герметических насосов разных марок, 25% общесоюзного производства виноматериалов, 14% плодоовощных консервов, 40% ферментированного табака и эфирных масел.

Постоянный рост количества и качества выпускаемой конкурентоспособной продукции открыл для нее путь на зарубежный рынок. В конце 1980-х гг. молдавские товары 320 наименований находили спрос в 67 странах мира, в т. ч. в Англии, Аргентине, Бельгии, Индии, Канаде, Франции, ФРГ, Чехословакии и других странах. При этом молдавская индустрия на мировом рынке была представлена электроэнергией, современными машинами и оборудованием, новейшими приборами, электроникой, товарами народного потребления и др. А ведь предвоенная Бессарабия не только не вывозила за рубеж изделия своей промышленности, но импортировала даже гвозди, серпы и пуговицы.

Конечно, нельзя отрицать и пагубных последствий коммунистического режима в Молдавии, проявившегося в массовых депортациях (число высланных составляет несколько десятков тысяч, но никак не сотен и не миллионов), сносе церквей, закрытии монастырей, репрессиях против духовенства, вырубке виноградников в горбачевско-лигачевскую антиалкогольную кампанию. Однако не стоит забывать и такие «трагические последствия советского тоталитаризма» для Молдавии, как построенные здесь с помощью всей великой страны заводы, больницы, школы, университеты, научные центры, жилые районы. И, как это ни банально, не стоит плевать в колодец, из которого молдавский народ пил на протяжении всей своей истории.

Почему унионисты так торопятся?

Власти независимой Республики Молдова, начиная с президента Мирчи Снегура, с легкостью отказались от такого «тяжкого коммунистического наследия», как высокотехнологичные заводы, в цехах и лабораториях которых сегодня располагаются бутики и супермаркеты. После вступления в ВТО Молдавии не нужен такой «рудимент тоталитаризма», как своя легкая и пищевая промышленность – ее рынки и магазины завалены европейскими просроченными продуктами и китайским ширпотребом. Виноградники никто не вырубает – они сами сохнут и прорастают сорняками: молдавские виноградари работают на стройках в далеком Лиссабоне или ненавистной Москве, по-своему реализуя забытый лозунг «Чемодан – вокзал – Россия». За последние годы были разрушены такие памятники тоталитарного режима, как городской цирк, республиканский стадион, высушено и испоганено Комсомольское озеро. Остается лишь избавить Молдову от последних следов сталинского тоталитаризма – Академии наук Молдовы, от четырех старейших госуниверситетов, от школ, больниц и поликлиник. Почему бы не вернуться к статус-кво в области здравоохранения, существовавшему в Бессарабии до 27 июня 1940 года: один врач на 45 сел?

Было бы неверно полагать, что весь молдавский народ превращается в коллективного Иуду Искариота. Согласно данным одного из последних социологических опросов, проведенных центром «Барометр общественного мнения», 57% жителей Республики Молдова (не считая Приднестровья) считают, что уровень жизни до 1990 года был лучше, чем в настоящее время, а 48,6% сожалеют о распаде СССР.

Поэтому-толибералы так торопятся  – стремятся любой ценой вытравить память о светлом прошлом, которое в сравнении с темным настоящим – точно чудный сон... Для этого хороши все средства – зачистка информационного поля, открытие уголовных дел, обыски, запугивание – или, на худой конец, привлечение к себе в союзники богиню Клио. Но, покушаясь на самое святое, что объединяет подавляющее большинство граждан Молдавии – на память о Победе в Великой Отечественной войне, либерально-унионистская власть добивается прямо противоположного эффекта. Эстонизация Молдавии с наибольшей вероятностью закончится полным крахом. Вопрос лишь в том, сохранится ли после этих экспериментов молдавская государственность, и не распадется ли то, что осталось от Молдавской ССР, по новым государственным границам – уже к северу и югу от Кишинева. Впрочем, либералам-то на государственность как раз наплевать: как заявляли революционеры 7 апреля 2009-го, «нам не нужны президент и парламент – это всё у нас есть в Бухаресте».

Румыния Чаушеску и Советская Молдавия: почувствуйте разницу

Кстати, о Бухаресте. Границы МССР с Румынией были определены не «Пактом Молотова – Риббентропа», утратившего силу 22 июня 1941 года, а Парижскими мирными договорами от 10 февраля 1947 года. Согласно этим соглашениям, ставшим итогом Второй мировой войны, восточная граница Румынии проходит по реке Прут. Румыния осталась без Бессарабии и Буковины, зато в ее составе была закреплена Трансильвания, где сегодня сильны венгерские сепаратистские настроения, и которой Румыния может лишиться, если задумает подвергать сомнению Парижские договоры 1947 года. После того, как на недавних выборах в Венгрии с разгромным счетом победили националисты и ультраправые, такая перспектива представляется вполне реальной.

До 1956 года, когда руководство Румынии следовало в фарватере Москвы, в Бухаресте было не принято касаться темы Бессарабии. Соответственно, в СССР считалось недопустимым касаться темы ответственности Румынии (равно как и Болгарии, Венгрии и т. д.) за союз с гитлеровской Германией, а также темы военных преступлений румынской армии на оккупированных советских территориях. Однако с 1950-х гг., после прихода в Москве к власти Никиты Хрущева, руководство социалистической Румынии во главе с генсеком ЦК РКП Георге Георгиу-Дежем предпринимает шаги для сближения с Западом и с маоистским Китаем. Еще в 1952 году он разгромил «московскую фракцию» в руководстве Румынской компартии, состоявшую из сторонников союза с Москвой. В 1957 году Георгиу-Деж начал проводить самостоятельную политику в рамках Варшавского договора и настоял на выводе советских войск из Румынии.

Еще более откровенно антимосковской стала политика нового генсека Николае Чаушеску, занявшего этот пост после смерти Георгиу-Дежа в 1965 году. Ставка делается на румынский национализм. В 1966 г. новый генсек РКП выдвигает идею роспуска и НАТО, и Организации Варшавского договора, что само по себе вызвало шок в Москве. В 1979 году Румыния воздержалась при голосовании в ООН по вопросу ввода советских войск в Афганистан. Посещая в конце 1970-х гг. Ливию, Чаушеску говорил при встрече с Каддафи: «Мы оба верим в независимость наших стран. Вы прогнали американцев, мы – русских». При «кондукэторе» Румыния стала единственной страной социалистического блока, отказавшейся от бойкота Олимпиады 1984 года в Лос-Анджелесе. И именно при нем Академия наук Румынии принялась доказывать прямое наследство румын от древних римлян.

Вспомнили и про Бессарабию. Чаушеску выступил с осуждением обращения Румынской компартии к СССР в 1940 году с просьбой об аннексии Бессарабии. Наконец, незадолго до своего падения, на XIV съезде РКП, румынский диктатор осудил «вторжение» советских войск в Румынию во время Второй мировой войны (!).

В связи с этим было бы крайне полезно сравнить уровни жизни в двух регионах, которые к 28 июня 1940 года были двумя частями одного государства – в Молдавской ССР и в Социалистической Республике Румынии под руководством Николае Чаушеску. Как известно, в 1970-е гг. румынский диктатор, окончательно поссорившись с Москвой, сделал ставку на западные кредиты. В результате Румыния превратилась в одного из крупнейших мировых должников: внешний долг страны составил более 20 миллиардов долларов. С начала 1980-х гг. главным приоритетом руководства страны стал возврат долгов западным странам. Страна вступила в режим жесточайшей экономии. В квартирах разрешалось включить только одну лампочку мощностью в 15 ватт. Телевидение включалось на два часа в сутки, горячая вода в жилые дома практически не подавалась. Зимой дома не отапливались.

Ставка на индустриализацию в Румынии себя не оправдала: в стране не хватало энергоресурсов. Причем главной причиной такой нехватки стал конфликт с Москвой, которая в середине 1970-х гг. перевела расчеты с Бухарестом за нефть на мировые цены в твердой валюте. Курс на всеобъемлющий экспорт в целях выплаты задолженности опустошил полки магазинов. Во многих городах возник страшный голод, были введены продуктовые карточки, по которым люди получали по 200 граммов еды в день. Свою страну в разговорах румыны стали называть «Чаушвенцим», «Чаусима» и т. д. Румыния превратилась в одну из самых беднейших стран Европы – беднее была только Албания.

Надо извлечь уроки из прошлого

Всё это, конечно, не идет ни в какие сравнения с экономическим состоянием Молдавии в составе СССР. Даже в 1989 году, когда экономика страны пребывала в кризисе, а на улицах Кишинева бурлили националистические манифестации, во всех домах республики без ограничения горел свет, подавались горячая вода и отопление, исправно работали предприятия, общественный транспорт, учреждения, школьные заведения. Несмотря на растущий дефицит многих товаров, население МССР не испытывало нужды в продовольствии, по крайней мере в товарах первой необходимости. В молдавских селах кипела жизнь, реками лилось вино, никто не уезжал на заработки в чужие края. Редко можно было найти сельский дом, где бы не было автомобиля или, на худой конец, мотоцикла.

Различия между двумя берегами реки Прут отчетливо бросились в глаза, когда была открыта граница. При въезде на территорию Румынии пейзаж словно уменьшался в два раза: большие села с черепичными крышами на советской территории сменялись маленькими глиняными румынскими хатами с соломенным кровом. Каждый поезд или автобус, прибывающий с противоположного берега, сразу же обступали бедные дети и нищие в поисках подаяния, и были они рады даже черствой горбушке хлеба. Вся эта румынская нищета вскоре перекочует и на левый берег Прута – когда новое, националистическое руководство Республики Молдова окончательно изберет радикально-антироссийский курс, устроит террор русскоязычного населения и развяжет кровавую бойню в Приднестровье. Вот только без России и без русского языка не выходит никак – сотни тысяч из тех, которые еще недавно кричали на площадях: «Иван, собирай чемодан, тебя ждет Магадан!», сами вынуждены собирать чемоданы и отправляться класть плитку в столь ненавистное им «имперско-шовинистическое» Подмосковье.

История неумолимо свидетельствует: во все времена, когда Молдавия пребывала в братском союзе с Россией, она жила в благоденствии и процветании. В то же время все эпохи отрыва Молдавии от России всегда были временами горя, бед и страданий. Извлекут ли из этого уроки нынешние правители Молдавии? Или история в очередной раз обернется к ним, по словам Василия Ключевского, не добрым учителем, а строгим надзирателем, жестоко карающим за невыученные уроки?