Роль Римской империи и суть романизации региона

Между тем роль Римской империи и романизация региона сильно преувеличивается. Стоит обратить внимание на то, что территория нынешней Болгарии стала римской провинцией, как минимум, за столетие до покорения Траяном Дакии, была капитально романизирована и обустроена (города, порты, дороги, монументальная архитектура и скульптура и т. д.). Тем не менее после ухода римлян все это очень быстро пришло в упадок, сегодня о былом римском величии здесь напоминают лишь руины, а местное население, в частности, болгары и македонцы, совершенно не выявляют признаков романизации.

Что же касается Дакии, захваченной значительно позже и оставленной раньше, чем Мёзия, особенно Верхней Дакии, где господство римлян в которой длилось не более полувека, то здесь тотальной романизации в принципе быть не могло, а в перспективе римское наследие было бы обречено на забвение, если бы не ряд специфических факторов.

Рассмотрим по порядку основные вехи истории.  Первое упоминание о гетах содержится у Геродота, в V в. до н. э. Только в 12 г. до н. э. появляется упоминание о даках. Историки считают, что это были разные этносы, входящие в круг фракийских народов, заселявших Балканы и сопредельные территории, однако никакой уверенности в том нет: и геты, и даки – названия, данные греками и римлянами. Возможно, даки те же геты, но жившие в пределах римского влияния. Кроме таковых, в Пруто-Днестровском междуречье, куда регулярные римские когорты не проникали, жили геты. Их исчезновение связано не с римским завоеванием, а с наступлением с востока сарматов в первые века н. э. Между тем фальсификаторы региональной истории, жестко привязывающие ее к «великой римской культуре», смешивающие понятия «Румыния» и «Молдавия», переносят события, происходившие к югу от Дуная, в Мёзии, или на западе, в Трансильвании (где располагалась столица даков Сармисегетуза), на обширное пространство, куда могли проникать разве что отголоски борьбы даков и римлян.

В 70-44 гг. до н. э. у даков правил Буребиста, по некоторым данным, создавший государство. Он предпринимал завоевательные походы и в 55 г. до н. э. захватил Ольвию. Вскоре государство Буребисты распалось, но даки уже спустились с Карпатских гор. Как пишет историк Василе Стати (молдовенист), «геты (даки) из-за восточных Карпат вторгаются все чаще в области нижнего Подунавья, захватывая в 42 г. н. э. Эгиссус (Тулча. Значит ли это, что названная область не входила тогда в ареал даков, и кто в таком случае ее населял, – автор не упоминает, что характерно для В. Стати, чьи познания обширны, но отрывочны.

Говоря о завоевании Дакии Римом и последующей ее романизации, важно сосредоточиться на двух проблемах. Первая – утверждения о чуть ли не поголовном истреблении даков-мужчин, что служит основой националистической гордыни неорумын. Мол, дакские мужчины все как один выступили против завоевателей, были истреблены, римляне взяли их женщин, и отсюда есть пошел истинно римский румынский род (вариант: волохи, от которых потом произошли восточнороманские народы). К сожалению, этот миф разделяют и отдельные молдовенисты. В. Стати в своей книге «История Молдовы», (Кишинев, 2003), претендующей на учебник, описывая этот период, словно бы стремится выжать слезу у читающего. Не утаив, что «отец истории» Геродот назвал гетов «самыми смелыми и самыми справедливыми из фракийцев», он пишет: «Трагическое положение даков, их решимость жертвовать собой за свои очаги, за свои земли воспеты в полных мужества строках румынского поэта…» (следует подстрочник гениальных стихов, вряд ли уместных в учебнике) – и далее: «Даки героически сражались, «жертвуя собой, защищали каждое поселение, каждую гору, любой перевал. Но силы были неравными: боролся свободолюбивый, немногочисленный, но мужественный народ с крупными римскими легионами, собранными со всех уголков Римской империи».

Этот момент, насчет состава  римских сил, запомним. В результате неравной борьбы после поражения в 107 г. н. э. под Орэштие, в Карпатах, «большинство даков было уничтожено, десятки тысяч были погнаны по дорогам унижения и стыда, чтобы стать рабами и гладиаторами. В честь этих, самых зверских, самых кровавых завоевательных войн римлян, в результате которых исчезло государство даков, они были истреблены, их имя вычеркнуто из истории, римляне воздвигли триумфальные памятники…» – скорбит историк.

Манера излагать «дела давно минувших дней» в стиле «де желе» (в слезливо-жалобном тоне) – одна из самых слабых сторон в трудах молдавских историков и их запрутских коллег. Они то и дело подменяют скупые факты истории фантазированием, банальными стереотипами, годными на все случаи всемирной истории, для любого народа, но при этом злоупотребляют гиперболами и превосходными эпитетами, поскольку речь идет об их народе, их истории. На самом деле то, что сотворили римляне в Дакии, было типичным для их и не только их завоевательных войн, и не особенно отличалось от того, что они в ту же эпоху сделали в Иудее. С другой стороны, где в истории найдешь народ, который бы не сражался, притом героически, за свои земли и свои очаги? Особенно в изложении «своих» историков? Тем не менее для всех таких завоеваний типично то, что основная часть населения спасается бегством. Если бы на всякое завоевание народ отвечал поголовной обороной, то его история на этом бы и закончилась, а между тем народы переживали десятки и сотни завоеваний. Так было и с даками: масса людей, и мужчин, и женщин, и стариков с детьми, укрывались от римлян в горах, в дальних и труднодоступных местах. Как это делали задолго до римлян и не раз после римлян. Ведь регион, историю которого мы рассматриваем, многие века и тысячелетия был поистине проходным двором, по которому прокатывались волны племен с востока на запад и с запада на восток, а в ряде случаев – с юга на север и с севера на юг…

Зафиксируем два момента: во-первых, завоевана и колонизирована Дакия была силами, собранными ex tuto orbe romano, по всему римскому миру. И во-вторых: в Карпаты, в область Марамуреша в Трансильвании, бежало пестрое неселение, романизированное в разной степени, причем бежало оно не одномоментно. Сначала это было бегство от завоевателей, затем от произвола и насилий оккупационной власти, а после ухода римлян – от новых завоевателей, которые наступали на пятки ретирующимся колонизаторам. По идее, в составе беглецов могла быть какая-то часть, так сказать, чистокровных римлян из числа военных ветеранов, которым жаловали земли по выходу их в отставку, и колонистов. Но вот вопрос: много ли было среди завоевателей и колонизаторов Дакии чистокровных римлян? На этот вопрос следует ответить отрицательно.

Следует знать, что во II в. н. э. римская армия формировалась из наемников, набираемых из варваров. Впрочем, официально варварами их уже не называли: император Траян провел реформу, по которой все подданные Римской империи, независимо от этнического происхождения, объединялись юридическим понятием populus romanus, «римский народ», или cives romanes, «римские граждане». Иными словами, всем было выдано единое римское гражданство.

К слову, и сам Марк Ульпий Траян римлянином не был: он происходил из иберийской знати, вырос на территории современной Испании. Далее, как уже сказано, в римских войсках были представлены выходцы из множества римских провинций (колоний), от Галлии до Африки. Между прочим, ведущей силой была Иудейская когорта, также набранная из местных, ближневосточных наемников. Этническими римлянами в этих войсках могли быть лишь военачальники достаточно высокого ранга. То же самое следует сказать и о колонистах: мало того, что они были собраны ex tuto orbe romano, но к тому же и состояли главным образом их бунтовщиков и преступников, которых римляне имели обыкновение ссылать в отдаленные места, подобные Дакии. И можно представить, какой антропологический коктейль вошел в кровь «истинных потомков Рима» – гордых румын. Что касается собственно римлян, то надо знать историю подробнее, а не в общих чертах: чистопородные римские граждане к этому времени не только не служили в армии, но и работать не желали, и склонить их переселяться к черту на кулички было бы выше сил римской администрации…

В качестве римского наследия в регионе прежде всего следует назвать латинизированный язык потомков местного населения со времен Дакии Траяна. Совершенно понятно, почему, в отличие от Мёзии, здесь победила латынь, как  понятно и то, что унаследована была чрезвычайно испорченная, (вульгарная или народная) латынь. У пестрого состава завоевателей и колонистов, представлявших собой лингвистический Вавилон, латынь была единым средством общения между собой, равно как и у населения с завоевателями. Все они знали латынь очень плохо – вот вам и испорченный, вульгарный вариант языка.

Следует подчеркнуть, что «сидение» предков волохов (мы не знаем, как их называть, поскольку исторических и археологических данных по этому периоду очень мало) в Карпатских горах, возле Марамуреша, продолжалось более тысячи лет – со II до XIII-XIV вв. В 271 (по другим данным, в 275) г. император Аврелиан сняли гарнизоны и римляне отступили в Мёзию. Последовало паническое бегство в противоположных направлениях: колонисты и потомки ветеранов бежали за отступавшим воинством, которое теснили готы с севера и сарматы с востока, а местное население, как сказано, – в Карпатские горы от новых захватчиков.

Так нарастало Великое переселение народов. Готы, сарматы, аланы, гунны, авары, угры и множество мелких племен и отрядов не раз опустошали регион, и при том ни одно формирование пришельцев не могло закрепиться надолго. Жестокими и опустошительными были нашествия гуннов в IV в. и аваров в VI в. Гунны, прокатившись вдоль Карпат, вторглись в Паннонию и возбудили массовое бегство населения опять же в Карпаты. Это важно отметить, поскольку в результате малодоступные для конницы завоевателей трансильванские пределы превратились в плавильный котел, где смешивались языки и народы. И это, как отмечено, продолжалось свыше тысячелетия.

Роль Великого переселения народов