Приложение II

Схема традиционной системы выпаса оленей у северных ороков

ПОЯСНЕНИЯ. Северосахалинские ороки традиционно выпасали стада оленей на территории современных Ногликского и Охинского районов, приблизительно между заливом Пильтун на севере и Луньским заливом на юге, береговой линией на востоке и водораздельной грядой сопок на западе (см. карту). Этот район применительно к оленеводческой отрасли и в целом к природопользованию ороков можно разделить на три биоландшафтные зоны, пригодные для пастбищ и сопутствующих промыслов: А) прибрежная тундра; Б) лесотундра и тайга; В) сопки и возвышенности, покрытые тайгой или таежным редколесьем. Традиционная система выпаса оленей представляла собой совокупность четырех сезонных пастбищеоборотов (см. схему): осенних (1), зимних (2), весенних и летних (3 и 4; в значительной части совпадали), каждый из которых включал несколько пастбищ каждого данного сезона, приблизительно ориентированных по линии север-юг. Вся система была привязана к рекам, из которых информаторы чаще всего выделяют Набиль, Аскасай, Вал и Пильтун; соответственно в их долинах в раннесоветское время (в первых, малых колхозах) выпасались четыре стада.

 

 

 

Таким образом, смена сезонных мест выпаса требовала движения от моря в горы или с гор к морю, а смена одного пастбища на другое в рамках данного сезонного пастбищеоборота – с юга на север или с севера на юг. В основе такой системы лежали экология и этология одомашненных северных оленей, которые к осени двигались в сопки, где проходил гон, зимовали в тайге внутри острова, где меньше снега и доступнее ягель, весной спускался к побережью, где происходил отел, и, наконец, где бродили по равнине близ моря, отыскивая корм, до следующей осени. Учитывая ограниченные репродукционные способности кормовой флоры, прежде всего ягеля как основного и незаменимого корма оленей, ороки ежегодно или по крайней мере периодически меняли пастбище с тем, чтобы не допустить перевыпаса, порчи пастбищ, подрыва кормовых запасов. Учитывалось то, что в случае чрезмерной эксплуатации данное пастбище потребует «отдыха» в течение более длительного срока, не менее 10 лет.

Для перегона стад ороки пользовались четырьмя основными тропами от моря в горы (Г, Д, Е, Ж), которые, по словам информаторов, «еще наши деды проложили». От них шли дополнительные тропы, связывающие всю систему. Отклоняться от традиционных маршрутов избегали, новые тропы не торили.

В дореволюционное время орокские стада появлялись также в низовьях реки Тымь и на побережье Ныйского залива, однако, по-видимому, в традиционную систему выпаса названная территория не входила. Возможно, это связано с тем, что эта местность была занята родовыми угодьями восточных нивхов (охотничьими, рыболовецкими, морзверобойными, собирательскими), и вести соответствующие промыслы ороки здесь не могли.

Исторически известны кочевания ороков за пределы обозначенной зоны оленеводства – севернее залива Пильтун вплоть до п-ова Шмидта и южнее Луньского залива вплоть до п-ова Терпения, но и там и там ороки, видимо, оказывались на традиционных территориях нивхов, и поэтому надолго не задерживались там. Скорее всего, по сходным причинам они не кочевали на западное побережье, где была территория эвенкийского оленеводства.