Конрад Лоренц  предупреждает

«Литературная газета»
№ 39 (5261), 27 сентября 1989 г.

«Человек слишком глуп, чтобы выжить?» – гласит надпись на обложке западногерманского журнала «Шпигель», который публикует материал о Конраде Лоренце. Лауреат Нобелевской премии, знаменитый ученый и писатель, чьи книги «Кольцо царя Соломона» и «Человек находит дуга» были переведены на русский язык и пользуются большой популярностью у советских читателей, Конрад Лоренц в своих работах настойчиво проводит мысль о важности экологической проблемы в жизни человечества. В последнем интервью, данном незадолго до смерти, Конрад Лоренц говорит об опасности промедления. Отрывок из его интервью мы публикуем в переводе из итальянского журнала «Эспрессо».

*   *   *

– Меня постоянно спрашивают, благоприятны или неблагоприятны мои прогнозы относительно будущего человечества. А я неизменно отвечаю, что мне ничего не известно. Даже целый сонм футурологических организаций не в состоянии предугадать, что ждет нас в будущем. Одно могу сказать: пятьдесят лет назад мои призывы были гласом вопиющего в пустыне. Я и сегодня убежден, что нависшая над человечеством угроза заметно возрастает. Но в равной мере возрастает число людей, осознающих грозящую им опасность. А вот чего я не знаю, так это где и когда смогут пересечься кривые, обозначающие обе тенденции.

– В 1979 году, то есть в первый объявленный в Европе Год охраны природы, вы покинули свою башню из слоновой кости и поднялись на баррикады борцов за охрану окружающей среды со словами: «Так дальше продолжаться не может. Мы разрушаем землю». Но слишком мало ученых поддержали вас. Почему?

– Потому что каждый человек сам по себе слишком ленив. Я нередко говорю, что если быть по-настоящему честным, надо снять ботинки, спуститься с кафедры и стать бродячим проповедником.

– Выходит, Чернобыля мало?

– Я лично считаю, что, произойди что-нибудь поистине ужасное в мировом масштабе, человеческое общество очень легко разрушится, впадет в вандализм, в анархию, в каннибализм.

Просто поразительно, как это глупое животное, обладающее мозгом, готово уничтожить себя и других. Трудно в это поверить. По-моему, именно из-за невероятности такой перспективы люди не относятся к ней с необходимой серьезностью. Ведь действительно невероятно: сияет солнце, дует ветер, цветут деревья... Возможно ли, чтобы среди лета наступила ядерная зима и всё погубила?

– Вы как-то сказали, что опасаетесь появления человека нового типа, окружающего себя уродливыми вещами и плодами технического прогресса. В общем, речь идет о новой культурной формации.

– Да, я не представляю себе, как человек, родившийся и выросший в Нью-Йорке, может оценить красоту водяной блохи или пятнистой саламандры. Самая красивая вещь, какую ему когда-либо доводилось видеть, – это «кадиллак». Вот он и мечтает обладать «кадиллаком». И не знает, что существуют вещи, вызывающие куда большее восхищение. Нужно поставить молодежь в такие условия, чтобы она научилась испытывать уважение к окружающему миру. Странно получается. Я знаю, что телевизор появился на свет «неестественным», то есть не филогенетическим путем, определяющим естественное развитие рода человеческого; нет, он создан самим человеком. Когда я вижу живое существо, скажем, целую группу живых существ, например, дафний, я понимаю, что они – частица единого генеалогического древа, несущая в себе зародыш будущего. Благодаря им я получаю возможность  интуитивно угадывать поступь миллионов лет. И этот факт вызывает у меня чувство глубочайшего уважения.

– Вы совершенно отвергаете использование атомной энергии?

– Если мы дадим атомной промышленности возможность стабилизироваться хотя бы на несколько десятилетий, создать какую-то цепь зависимостей, создать армию специалистов, то наивно думать, что от этого всего сразу можно будет избавиться, когда ошибочность такого развития станет очевидной.

Как этолог и как критик современного общества, я вижу, что человек создает технику, требующую обязательств, выполнение которых выше его сил из-за их сложности и опасности. Речь идет не только о том, чтобы гарантировать атомную технику от сбоев, но и о том, чтобы гарантировать от ошибок людей. Это исключено, если принять во внимание, что сегодня мы не можем даже обеспечить безопасное использование транспорта, работающего на нефтепродуктах. Единственно, чему можно доверять, – это человеческая недоверчивость. Нанося вред природе, мы сами обрекаем себя на поражение: мы приближаем мгновение, когда будут уничтожены и природа, и те, кто ее губит.

-------------------------------

Мой комментарий. Высказанный в 1989 году Конрадом Лоренцом пессимизм оказался, увы, излишне оптимистичным. Как и доклад Римского клуба «Пределы роста» в 1970-х годах. Ибо, скорее всего, развязка наступит не в каком-то неопределенном будущем, а еще в первой половине XXI века. «Как этолог и как критик современного общества, я вижу, что человек создает технику, требующую обязательств, выполнение которых выше его сил из-за их сложности и опасности», – предупреждал этот мудрый и компетентный ученый.

Впереди лишь одно-два поколения человечества, чтобы спастись, утверждалось в отчете "Положение в мире" от 2003 года, который подготовил вашингтонский Worldwatch Institute.

Но только в 2009-2010 годах я окончательно пришел к мыслям о том, что планета уперлась в мрачный тупик не только из-за экологической катастрофы и обусловившего ее капитализма, а по комплексу причин, в которых выделил и инволюцию человека, – вырождение биологическое, интеллектуальное и нравственное.