http://www.hotsuma.gr.jp/aya/aya01-e.html

______________________________

Hotsuma-Tsutae

Translated by Seiji Takabatake (in English and Japanese)

//Book of Heaven: Chapters 1-16//

 

Книга Небес

Глава 1

Повествование о Wakahime и начале песен Waka

Omotaru и Kashikone, шестое поколение «небесных правителей», оставались без наследника. Toyoke (отец Isanami, а ныне – божество внешнего святилища Ise) нашел, что это глубоко тревожно.

Omotaru и Kashikone объездили вдоль и поперек страну, устраивая новые рисовые поля и принося изобилие людям. Делая так, они способствовали объединению народа. Однако, поскольку они не были осчастливлены наследником, после их смерти земля вернулась к непокорности, люди возвращались к бродяжничеству, повсюду расплодились попрошайничество и кражи, а голод усиливался. Души людей, лишенных теперь благодетельного правителя, стали темными, а болезни и зараза – обычным явлением.

Дела дошли до того, что Toyoke, будучи сам потомком правящей линии, принял теперь смелое решение. Он задумал устроить брак своей дочери Isako с принцем Takahito, с которым у него был общим далекий предок, и тем получить доступ к седьмому поколению правителей.

Но это было не так легко осуществить. Ведь, тогда как Isako воспитывалась в отцовском доме в провинции Hitakami (ныне регион Tohoku в северной Японии), дом Takahito был в стране Ne //Нэ-но куни// (ныне регион Hokuriku, расположенный на побережье Японского моря). Они говорили на разных диалектах и придерживались разных обычаев. Эти препятствия требовали времени для их преодоления, и не так быстро можно было дождаться юного наследника.

Прежде всего, был назначен посредником Hayatama-no-wo. Но его подход был слишком поспешным, и попытка закончилась неудачей. Тогда задача была поручена Kotosaka-no-wo. Он не торопился, дабы тщательно представить серьезность ситуации, и в конце концов преуспел в том, чтобы "навести мосты" между ними. Isako и Takahito согласились с планом брака.

Новый дворец для них должны были построить в Tsukuba, выбрав место как промежуточное между областью Sendai, где Isako была воспитана, и домом Takahito там, где теперь Kanazawa (префектура Ishikawa). Построенный на плато, слегка возвышавшемся над рекой Isagawa (сегодня – Sakuragawa), этот дворец получил название Isamiya (дворец Isa).

Во вновь построенном дворце Takahito и Isako открыли сердца друг другу и соединились в торжественной клятве, чтобы посвятить свою жизнь возрождению народа. С этого дня Takahito получил новое имя Isanagi, а Isako – Isanami, и под этими именами они стали известны как седьмое поколение небесных повелителей.

Это было вскоре после того, как Isanagi и Isanami начали супружескую жизнь во Дворце Isa в Tsukuba. Kotosaka-no-wo снова прибыл, чтобы помочь им покончить с их взаимной сдержанностью, и привел их к ритуальному напитку (разновидности саке) для завершения свадебной церемонии. Первым мужчина должен предложить чашку женщине, чтобы она выпила, после чего она, в свою очередь, должна пригласить его выпить.

Затем Isanagi поинтересовался физическим обликом Isanami. Она ответила: "Я полностью всем наделена, вот только есть у меня часть, которая неполная". На это Isanagi ответил: "А у меня есть часть, которая слишком полна. Давай соединим эти наши части воедино и создадим детей".

Так говоря, они затем вдвоем осуществили супружество и, должным образом, произвели дитя-девочку. Поскольку она родилась днем, ее назвали "Hiruko" ("Дневное дитя").

Но выявилась проблема. В год, когда родилась Hiruko, Isanagi было 40 лет, а Isanami – 31. Два года спустя им будет 42 и 33 соответственно, и, согласно традиционной вере, это будет чрезвычайно неудачный год для них. Если бы в течение этого времени появился злой дух, то девочка могла принести загрязнение отцу, тогда как мальчик – несчастье матери.

Хотя Hiruko была с любовью принята родителями, но ей еще не исполнилось и трех дней, как ее отделили от них и пустили по течению реки в лодке, сделанной из горной камфары. Ниже по течению девочку спас Kanasaki (божество Sumiyoshi). Затем ее кормила грудью его жена Yeshinazu, приняв как свою собственную. Случилось так, что Yeshinazu только что потеряла ребенка, и потому для нее подкидыш стал источником возобновившейся радости.

Kanasaki доброжелательно глядел на дитя улыбчивыми глазами и развлекал ее, бормоча, как ребенок, и хлопая в ладоши. На день рождения Hiruko они пожертвовали богам вареный рис, потом показывали ей, как должным образом надо есть и, держа ее за руки, учили, как двигаться и вести себя.

В третью ее зиму они украсили ей волосы. Это была церемония, во время которой за волосами ребенка ухаживали впервые. В день Нового года они приготовили рисовые пирожки и преподнесли их богам небес и земли. Весь клан собрался, чтобы отпраздновать новый год. В третий день третьего месяца они праздновали фестиваль Hina, а в пятый день пятого месяца выставили ирисы и ели рис, завернутый в листья. В седьмой день седьмого месяца они праздновали фестиваль Tanabata, и в девятый день девятого месяца жертвовали хризантемы и каштаны.

В пятую зиму мальчики впервые надевали одежды hakama, а девочки облачались в katsuki. Кроме того, начиная с пятилетнего возраста, детей всегда учили Awa-no-Uta (Песня A-Wa), чтобы сделать правильным их произношение. Песня такая:

 

A ka ha na ma i ki hi ni mi

u ku hu nu mu e ke he ne me

o ko ho no mo to ro so yo wo

te re se ye tu ru su yu

n ti ri si yi ta ra sa ya wa

 

Пройдя через все эти традиционные ритуалы, Hiruko росла, чтобы стать красивой молодой женщиной. И теперь, когда ее неудача была выброшена в воды реки, она снова обрела родителей. Они удочерили ее как младшую сестру Amateru и сменили ее имя Hiruko на Wakahirume (Wakahime).

Тем временем Isanagi и Isanami уже отправились на Tsukushi (теперь Kyushu), где родился и вырос их третий ребенок Tsukiyomi. Tsukiyomi, уподобленный "луне, которая сияет в свете солнца", был позже причислен к небесному двору, где он должен был помогать своему старшему брату Amateru в управлении его владениями.

Теперь Isanagi и Isanagi направились в Sosa (ныне – Kumano в префектуре Wakayama), где они построили новый дворец. Область назвали Землей "Kishii", потому что они "прибыли" (ki-ta) и теперь жили (i-ru) в мире (shi-zuka). Здесь Isanagi выращивал оранжевые деревья tachibana (имеющие "вечные цветы" его первобытного предка Kunitokotachi), поскольку он оживил народ, дав области эпитет "вечной страны".

Здесь также и Hiruko, когда-то брошенное дитя, жила теперь в мире со своей матерью. Но однажды, как раз когда Isanami учила свое дитя песням, в разгар одной из весен, она родила еще раз. Мальчика назвали Hanakine, в честь весеннего расцвета. Он был тем, кто позже станет печально известным Sosanowo.

Hanakine, который тоже рос здесь, в Sosa, спросил сестру, наделенную красотой ее матери и обладавшей песенным даров, о песнях waka.

"Почему, – спросил он, – песни waka составлены в размере пяти-семи слогов?"

Его сестра ответила: "Потому, что это – ритм небес и земли".

Тогда Hanakine спросил: "В таком случае почему у песен очищения 32 слога, а у обычных песен только 31?"

Wakahime на это ответила: "Есть очень логичная причина, почему у песен waka 31 слог. На этой земле нашей 365 дней в каждом году. Если мы разделим этот год на четыре сезона, каждый состоящий из начала, середины и конца, то каждая такая часть будет включать примерно 31 день. Каждая луна длится меньше, чем тридцать дней. Но истинное число – 31. Между пятым и восьмым месяцами дней больше, чем 31, и, поскольку последний зависит от первого, иногда бывает 32 дня. У песен очищения, которые защищают против скверны и бедствий, с учетом такого непостоянства во времени, 32 слога.

"Мы, кому была дарована человечья жизнь на этой прекрасной земле Shikishima, благодарим за благословенье земли, принося жертвования в опекающих нас святилищах, раз в каждый 31 день ради мальчиков и раз в каждые 32 дня ради девочек. Вот почему мы называем Shikishima – Путь Waka".

Прошло время, и повелитель Amateru уже стал управлять своим земельным владением из его пребывания во дворце Isawa (ныне префектура Mie).

Прибывали одни за другими посыльные, мчась с новостями из земли Kishii.

"Рисовые поля в Kishii были уничтожены напастью саранчи, и зерновые культуры опустошаются. Мы просим повелителя Amateru приехать и избавить нас от этой саранчи", – не раз просили они.

Так распорядился рок, что Amateru в то время пребывал в Ame-no Manai (ныне префектура Kyoto), будучи в трауре по случаю смерти повелителя Toyoke. Его старшая госпожа Mukatsuhime (Seoritsu Honoko), заслышав о тяжелом положении людей и стремясь им помочь, поспешила в ту области лично, сопровождаемая Wakahime. Там они попытались разрешить ситуацию.

Прежде всего, Wakahime встала с восточной стороны рисовых полей и принялась размахивать опахалом  из связанных листьев, распевая песню, чтобы отогнать саранчу. Поскольку насекомые взлетали, Mukatsuhime разделила тридцать девочек на две группы и расставила их справа и слева от полей. Затем они все вместе, чтобы отогнать саранчу, пели магическую песню waka, которую сложила Wakahime.

Они пели и пели песню, повторив ее 360 раз всего и делали это так, что она отдавалась повсюду вокруг. И тогда саранча взлетела вся до одной и исчезла далеко за западным морем. И на полях снова наступил покой.

Вот какой была эта магическая песня waka для разгона саранчи:

 

Tane, hatane, umu, suki, sakame,

mame, sumera no zoro ha mo hameso

musi mo mina simu.

 

"Зерна, урожай полей, ячмень, пшеница, бобы, соя, красные бобы, листья риса также – не ешьте их, вы, насекомые, все они еще растут".

Благодаря этой песне, которую сложила Wakahime, бедствие было предотвращено. Рис снова зазеленел и восстановил рост.

К осени рис стал обилен и листом, и зерном, и самые мрачные дни миновали. Крестьяне пожинали в этом году богатый урожай, приносящий им подлинную щедрость пищи и великого счастья. В благодарность двум принцессам они построили тогда два дворца – Ahinomae и Tamatsu.

Ahinomae был предназначен для местожительства старшей хозяйки Mukatsuhime, а Tamatsu – посвящен Wakahime. Позже Mukatsuhime возвратилась в Isawa, оставив Ahinomae в качестве пункта защиты для местной области. Это то место, где сохраняется в потомстве память о помощи Mukatsuhime (ныне святилище Kunikake).

Дух песни Wakahime чтили во дворце Tamatsu. И, в ознаменование ее спасения рисового урожая от уничтожения силой песни, эту землю переименовали в Землю Waka, о чем нам напоминает сегодня название префектуры Wakayama.

Люди Kishii, теперь преуспевали и пребывали в добром духе, служили Wakahime с искренней преданностью. Она, в свою очередь, воздавала их преданности, останавливаясь иногда в этой красивой части страны, и проводила спокойные годы в гармоничном управлении области.

Однажды к дворцу Tamatsu прибыл молодой человек, доставивший сообщение от владетеля Amateru. Его звали Achihiko. Wakahime мгновенно охватила любовь к нему, и она выразила острую тоску по нему, сложив песню waka. Она красочно записала песню на деревянной таблетке, известной как utami, и, преодолевая сдержанность, преподнесла табличку Achihiko. Он беспечно принял ее дар и прочел:

 

Kishii koso tsuma wo migiwa ni

koto no ne no toko ni wagimi wo

matsu so koishiki*.

 

"Добро пожаловать в Kishii. Ваша жена рядом с вами, я жду вашу светлость с любовью в спальне, на звук игры koto".

Achihiko был ошеломлен этим внезапным признанием в любви. Дело в том, что обычно первый шаг должен делаться через посредника (hashikake). Achihiko был слишком озадачен, чтобы тотчас же составить конкретный ответ. Все, что он мог, – это пробормотать: "Пожалуйста, подождите. Конечно, я скоро отвечу вам". И с этим, принеся извинения, он и уехал, взяв с собой песню Wakahime.

Поспешно возвратившись ко двору, Achihiko искал совета у князей и министров. Ведь это не было какое-то простое событие. Он получил признание в любви от родной сестры повелителя Amateru и теперь метался между радостью и отчаяньем.

Правитель Kanasaki (божество Sumiyoshi, который был приемным отцом Wakahime) терпеливо  выслушал сомнения Achihiko, прежде чем заговорить.

"Эта песня – mawariuta, – объяснил он. – Как только вы получили ее, нет иного пути для вас, кроме как ответить. Ибо ее слоги читаются как сверху вниз, так и наоборот, и точно так же – по кругу, кольцами. Однажды, когда я сопровождал повелителя Amateru в пути на лодке, мы попали в жестокий шторм. Волны вздымались высоко и грозили поглотить нас. Поэтому я сложил mawariuta:

 

Nakaki yo no to-o no neburi no

mina mezame nami nori bune no

oto no yoki kana.

 

 ("Всех пробуждает из глубокого сна долгой ночью то, что звук лодки от волн может быть добрым").

"Тогда, наконец, ветер утих, и волны успокоились, а наше судно смогло благополучно достичь гавани в Awa".

Это объяснение нимало не пошло на пользу Achihiko. Он, как и прежде, оставался озадаченным.

"Я должен составить песню ей в ответ. Как надо отвечать на такой вызов любви?", – спросил он.

На сей раз тем, кто непосредственно ответил, был Amateru: "Вы должны сесть на лодку Kanasaki и жениться на ней", – так он постановил декретом. Таким образом, получилось, что лодка Kanasaki соединила расстояние между парой. Новый дворец для них был построен возле реки Yasu (ныне префектура Shiga), и они зажили в супружеском счастье. Чтобы отметить эту перемену, Amateru дал своей сестре новое имя – Shitateruhime.

Старшая хозяйка владетеля Amateru Mukatsuhime была тогда тяжела ребенком. Она выстроила себе хижину для родов c краю ("mimi") источника Oshihoi в Ise. По этой причине ее ребенок, мальчик, получил imina (начальное имя) Oshihito и tatahena (величальное или официальное имя) Oshihomimi. Пока его дедушка Isanagi был еще жив, мальчик оставался с ним в Taga (префектура Shiga), но когда старец скончался, Oshihito поручили заботам его тети и дяди, Hiruko (Wakahime) и Achihiko (Omohikane).

Теперь они вдвоем заботились о мальчике и воспитывали его у себя в доме в Yasu. Одновременно они в супружеском согласии управляли землями Ne/-no kuni/ (Hokuriku) и Sahoko-Chitaru (область San'in). У них был сын, названный Shizuhiko (imina, начальное имя) и Tachikarawo (tatahena, величальное название).

А вне двора необузданное поведение и недостойные поступки брата Amateru Sosanowo множились и становились нетерпимыми день ото дня. В конце концов он стал причиной смерти одной из наложниц Amateru, хотя и неумышленно. Это было непростительным преступлением. Он был лишен "божественного" разряда и изгнан со двора, обреченный на то, чтобы скитаться по "нижнему миру" простых смертных (shitatami) под именем Sasurawo ("Изгнанный").

Во все горькие дни изгнания ему предстояло всегда думать о своей старшей сестре Wakahime, единственном человеке, как он чувствовал, который когда-либо был к нему добр. И он попросил дозволения еще раз повидаться с ней. В конце концов его просьбу уважили, и он направился в Yasu.

По мере того, как он приближался к дворцу в Yasu, земля задрожала и послышался страшный гул. Напуганная, его сестра, помня ужасные рассказы о бесчинствах ее брата, заперла двери дворца, чтобы не дать ему войти.

"Это наверняка не к добру, что брат пожаловал сюда, – размышляла она. – Отец завещал наши нынешние царства Ne и Sahoko-Chitaru ему. Видимо, он вознамерился забрать то, что, как он думает, законно ему принадлежит".

Sosanowo завязал волосы на голове в узел и подобрал полы одежды в форме hakama. Его огромная фигура была украшена 500 драгоценными камнями, и он внушал страх, придерживая локтями 1.000 и 500 стрел. Оттого, что он размахивал луком, тетива гудела, а он подходил с мечом в руке.

"Чего ты боишься?  – спросил он. – Разве мне в последнем желании нашего отца не было сказано отправиться в Страну Ne? Я хочу пойти туда после того, как повидаюсь с тобой. Я прошел долгий путь. Разве ты не проявишь немного доброты ко мне?"

Wakahime спросила в ответ: "Чего ты хочешь на самом деле?"

"Когда я прибуду в Страну Ne, у меня будут дети. Если это будут девочки, то я буду осквернен. Если мальчики, я буду чист. Это – мой торжественный обет". С тем он и отбыл.

Конечно, у Wakahime были тревожные предчувствия относительно искренности намерений Sosanowo. Потому что она знала о недозволенных отношениях Sosanowo и Komasu Hayako, одной из наложниц Amateru. На самом деле она беспокоилась о трех невинных маленьких девочках, которые родила Hayako после этого.

Amateru, зная о том деле, без колебаний заявил, что дети были его собственными "сокровищами". Но все же, декретом было постановлено, что все они должны быть удалены в Usa на Tsukushi (Кюсю).

Hayako, ее сестра Mochiko с тремя детьми неохотно согласились с удалением в ответ на приказание Mukatsuhime, и готовились к отбытию на Кюсю. Но, до того, как они должны были это сделать, они бежали в свои фамильные дома, оставив детей при дворе. После этого они выставляли напоказ дело младшего брата, Sosanowo, распространяя слухи, что, ввиду его достоинств, его должны были выдвинуть в разряд kunikami (местного правителя). С тех пор, проникшись враждебностью к Mukatsuhime, они плели заговор против правления Amateru' в течение последующих восьми лет, подталкивая народ к краю гражданской войны.

Затем, намного позже, Kushikine Onamuchi (сын Sosanowo) совершал поездку по землям и давал указания в ведении сельского хозяйства. Когда крестьяне, из-за нехватки пищи ввиду стихийных бедствий, обратились к нему за помощью, он ошибочно позволил им есть мясо диких животных. Тогда, в качестве божьего наказания, урожаи риса у них в том году были уничтожены эпидемиями саранчи, которая поела листья на всех ростках риса. Kushikine, весьма потрясенный этим, тотчас устремился к Shitateruhime в Yasu, чтобы перенять ее метод рагона саранчи.

Со своей стороны, он сделал так же, как прежде сделала Wakahime. Он размахивал опахалом  из связанных листьев, и в конце концов вся саранча  взлетела и рассеялась. Рассада риса восстановила побеги, и урожай той осенью был  изобильным. Kushikine, испытав радость и облегчение, посвятил служению Shitateruhime собственную дочь Takako. Благородный Amakunitama, слыша эти новости, был настолько тронут, что также представил свою дочь Ogurahime к служению Shitateruhime.

Shitateruhime приучала двух своих новых воспитанниц звукам yakumo uchikoto (тип цитры). Позже, когда приблизились ее последние дни, она поручила Takako роль исполнительницы на yakumo, isusuki (пятиструнный инструмент) и kadagaki (трехструнная лютня). Она также удостоила ее нового имени Takateru. Между тем Ogurahime она доверила документ, озаглавленный Kumokushi-fumi и содержавший внутренние тайны песен waka, так же как удостоила Ogurahime своим собственным tatahena-именем Shitateruhime. Позже, после смерти, Wakahime стали почитать в Tamatsushima, в Земле Waka, под посмертным именем божества Toshinori.

Владыка Amateru к этому времени решил, что для него настало время "возвратиться к солнцу". Он собрал всех правителей и министров и объявил последнюю волю своей старшей хозяйке, Mukatsuhime.

"Когда я умру, – сказал он, – пойди в Hirota и проживи свои дни с моей сестрой Wakahime. Оставайся верна своим принципам и живи во их исполнение. Я велел, чтобы Saruta вырыл могилу здесь, на равнине Manai, где лежит, погребенный, великий владетель Toyoke,  там  умру и я. Я буду чтить Путь Toyoke и Путь Человека. Это должно стать Путем Ise". И с этими последними словами, он приказал, чтобы вход в могилу был запечатан.

 

(From the 1st aya of the Hotsuma-Tsutae)

- END -

Sources:

Hotsuma-Tsutae (National Archives, Tokyo)

Hotsuma-Tsutae (period translation by Waniko Yasutoshi, ca. 1779)

=========================

(Далее)