Гамлетовский вопрос для Молдовы

Вернуть историю – значит, защитить будущее

-------------Продолжение-------------

XI. Луцкий союз и Прутский поход

В истории Молдавии был длительный период, когда, по удачному определению историка Василе Стати, это была “беспризорная страна”. Причем столь незавидный статус не только сохранялся, но еще и усиливался. Трудно сказать, когда все началось. Это могло быть водворение Портой на трон Стефана Лакусты, правившего около двух лет, но заслужившего прозвание “Саранча”. Или позорное правление Якоба Хераклида, афериста, происходившего с какого-то греческого острова, поступившего на службу Габсбургам и затем втершегося в доверие туркам. Хотя порой власть в княжестве попадала в руки сильных личностей – таких, как Алекандр Лэпушняну, Ион Лютый и Василий Лупу, – но редко кому удавалось продержаться долго, и никто не мог укрепить страну. На ее положение постоянно влияли более крупные и сильные соседи. Сначала Молдавию пытались вернуть короли Венгрии, затем Земля Молдавская попала в зависимость от Польши и, наконец, была захвачена Турцией.

Смена правителей Земли Молдавской все более превращалась в чехарду. Претенденты воевали друг с другом, силой занимали престол и так же его теряли, или же назначались Портой за деньги, в том числе из иностранцев.

Историческая драма Молдавии в том, что господари в ней зачастую не могли избрать приемлемую внешнеполитическую ориентацию: любая оказывалась пагубной. Далеко не сразу возобладало стремление опереться на Москву, но со временем этот вектор стал ведущим, по мере того как Россия становилась сильной державой.

С тех стародавних лет...

Напомним, что еще в 1386 году сын Дмитрия Донского Василий после трех лет, проведенных заложником в Золотой Орде, скрывается в Молдавском княжестве. Русская летопись сообщает: «Того же году княз Василей, великого князя сын Дмитриеев прибеже из Орды в Подольскую землю в великие волохы к Петру Воеводе». Вскоре к Петру Мушату прибыла делегация от Дмитрия Донского, и это был первый официальный русско-молдавский контакт.

Обстоятельства сближения Молдавии с Русью при Стефане III мы подробно рассматривали. В 1533 году, при очередном поиске союзников, Петр IV Рареш направил послов в Россию. Но, как уже говорилось, отдаленность двух стран, существование между ними обширных пространств, занятых врагами или весьма ненадежными союзниками, не сулили прочного союза, хотя, насколько было возможным, взаимная помощь оказывалась.

Порта хуже татарина...

По мере усиления Московского государства ему удалось не только сбросить татарское иго, но и последовательно разгромить осколки Золотой Орды в пределах исторической Руси. Татары откатились на юг, заняв Крым, где вскоре стали вассалами Порты. Другой союзник османов, ногайские татары, кочевали вдоль черноморской береговой линии от устья Дуная до северного Кавказа и Каспия.

При Иване IV Грозном, ставшем самодержцем, Россия отвоевала у объединенных польско-литовских сил часть восточно-славянских земель и успешно противостояла Западу в Прибалтике, где шведы в союзе с германскими крестоносцами не оставляли попыток развязать очередной “натиск на Восток”.

В эту поворотную для России эпоху, помимо западной угрозы, обозначилась южная: разгромленных татар сменили турки, рвавшиеся в русское Причерноморье и севернее, – и часто находившие в этом поддержку у держав Запада.

А Молдавия, порабощенная Портой, снова встала перед полным отсутствием выбора: турки захватили Будапешт, угрожали Вене, дошла почти до Варшавы и Киева. Положение изменилость только с воссоединениам Украины и России.

Действия Василия Лупу

В 1634 году в Земле Молдавской к власти пришел Василий Лупу. Он показал себя независимым правителем, хотя и старался не перечить Порте. При обострении конфликта русских с турками укрепились русско-молдавские отношения. Молдавия и Московское царство тайно обменивались посольствами. Лупу оповещал Москву о ситуации в Турции, Крыму и Польше, давая ценную иинформацию для русских войск. С 1639-го по 1649 год из Молдавского княжества в Москву было направлено 47 гонцов и послов и 19 – из Москвы в Молдавию. При дворе Василия Лупу пребывал тайный русский агент Афанасий Ордин-Нащокин, славший в Москву донесения о польских и турецких делах. В 1645 году молдавский гонец Михаил Иванов в Посольском приказе передал в Москву предложение Василия Лупу о выступлении России, Молдавии и Валахии против Турции.

Роль Запорожской Сечи

И тогда, и ранее, и позже молдавские господари порой вступали в союзы с большой украинской силой – Запорожской Сечью. Малая Русь еще расценивалась как часть Руси, хотя понятие “Московия” было особым; молдаване считали русскими также население Галицкого княжества (Червоная Русь). Но порой Молдавия не менее страдала от вторжений украинских казаков, чем от набегов татар.

В свою очередь, в эпоху “беспризорщины” Польша как нельзя лучше показала свое лицо, поработив Молдавию в режиме, сходном с турецким. Польские войска привели в Землю Молдавскую своего ставленника из украинских пределов, заложив целую династию молдавских господарей из Малой Руси, но блага это Молдавии не принесло.

Воистину “Могила”

Таким ставленником был Иеремия Могила (Мовилэ), который правил дважды (1595-1600 и 1600-1606). Накануне в Молдове несколько месяцев хозяйничал Стефан Рэзван, цыган по матери, поставленный трансильванцами. При вторжении поляков Рэзван бежал в Венгрию (по другим данным, был обезглавлен), а страну в очередной раз ограбили. Могила подписал договор о признании вассалитета Польши и обязался платить ей дань в 40 тысяч золотых. В Хотине и Сучаве остались польские гарнизоны, чинившие насилие над населением не хуже турок. Мало того, Могила согласился платить дань и крымскому хану, и Порте. Этот чужак укреплял пропольскую ориентацию, что продолжалось и при двух его преемниках.

Появление общего рубежа

Лишь после Переяславской Рады и включения Украины в состав России появилась надежда на то, что Москва будет контролировать южные дела; таким образом, хотя бы номинально, между Россией и Землей Молдавской появился общий рубеж. Как упоминалось, молдавский господарь Георгий Стефан дважды, в 1654 и 1656 годах обращался к московскому царю с просьбой о переходе Молдавии “под его высокую руку”, подобно Малой Руси. Русское посольство уже должно было принять присягу от Молдавии, но не прибыло из-за скверных международных обстоятельств: Москва не решилась обострять отношения с поляками и турками. Георгий продержался еще пять лет и был низложен турками за антитурецкие действия.

Рубикон 1711 года

Безусловно, переломным моментом в отношениях Молдавии с Россией стали события, связанные с Северной (русско-шведской) войной 1700-1721 годов и Прутским походом Петра I. Кишиневский историк П. А. Бойко отмечает: «Прутский поход 1711 г. заложил основу стратегической линии, которая в дальнейшем станет решающей в российской военной стратегии XVIII - начала XIX в. на проникновение на Балканы. В этом плане 1711 г. стал своего рода “рубиконом”, когда русские войска впервые пересекли Днестр и вступили на территорию Молдавии, оказав огромное влияние на общественно-политическое положение на Балканах», – и приводит показательные строки французского донесения из Стамбула в Париж накануне, в ноябре 1709 года: «Мунтяне, молдаване, болгары и греки (т. е. православные) были предрасположены признать царя, и видели в нем своего освободителя».

Прутский поход был прямым продолжением побед Петра I в войне со шведами, особенно битвы под Полтавой. Карл XII бежал во владения Османской империи, укрылся в Бендерской крепости и открыто пошел на союз с турками. Он продолжал угрожать России, опираясь на сепаратистские силы украинского казачества и на крымских татар. Петр I, рассчитывая на помощь правителей Валахии и Молдавии, решил совершить поход на Дунай,  поднять на борьбу с турками христианских вассалов Оттоманской империи, объединить эту борьбу, довести ее до победы, тем самым окончательно решив и проблемы со Швецией и Польшей.

Под покровительство Царя...

Весной 1711 года в Луцке на Украине был заключен союз Молдавии и России для общей борьбы против осман. Текст Луцкого договора составил Дмитрий Кантемир и отправил Петру I со своим послом Штефаном Лукой. Он содержал 17 статей, с которыми Петр I полностью согласился.

Первая статья гласила, что «царь берет под свое покровительство Страну Молдавскую и ее народ». Договор надлежало обнародовать, как только русские войска вступят в Молдавию. После освобождения от турецкого господства Молдавское княжество переходило под протекторат России, которая гарантировала его территориальную целостность и обязалась не вмешиваться во внутренние дела молдавского государства. Престол Молдовы оставался за Кантемирами как наследственной династией.

Осталась красноречивая запись о решении Дмитрия Кантемира: «Созвал тогда Думитрашко водэ своих бояр и сказал им, что позвал москалей (русских) и они переходят Прут у Загаранче (возле Унген). Тогда все бояре, услышав это, воскликнули: “Хорошо поступил, Ваше величество, мы боялись, что пойдешь к туркам и подумывали, что... покинем тебя и пойдем поклониться москалям”. И радовались. Только Иордаке Русет, ворник, тогда сказал: “Поспешил, ваше величество, с приглашением москалей. Подождать надо было, пока покажут свою силу, как им повезет”. Ответил Думитрашко водэ, говоря: ”Уже не было времени ждать и обдумывать, боялся, что схватят меня турки. Вот и из вас часть меня покинула и не все вы в одной вере со мной”».

Так великий молдавский господарь продемонстрировал главную черту своего характера: неприятие двуличия, столь популярного в так называемых “румынских землях” издревле и по сей день.

Главная причина неудачи

Эту черту “ дымбовицкой стратегии” в чистом виде проявил другой союзник Петра I и Дмитрия Кантемира, мунтянский господарь Константин Брынковяну. Наряду с другими несчастливыми обстоятельствами, предательство Брынковяну стало главной причиной провала Прутского похода. А ведь первый союзный договор с Россией валашский воевода подписал еще в 1709-м, за два года до Луцкого. По тому договору Валахия обязывалась поддержать 20-тысячным армейским корпусом антитурецкую кампанию русского царя.

Накануне Прутского похода Брынковяну подтвердил все свои обязательства. Но ни одного не выполнил: ни войск не дал, ни продовольствия и фуража; вместо этого он раскрыл туркам планы Петра и Кантемира, а свои войска послал в объединенные турецко-татарские силы воевать с союзниками, в том числе с “братьями-молдаванами”. Вопиющая измена!

Но произошел редкий случай в истории: за двойную измену К. Брынковяну поплатился – и мученической смертью все же смыл позор. Турки, узнав о связях Брынковяну с Петром и Кантемиром, чудовищно жестоко казнили его с женой и детьми. Вся семья, включая главу, достойно приняла казнь.

*   *   *

Посол России в Республике Молдова В. И. Кузьмин отмечает, что  «около двадцати раз в разных формах, но на высоком уровне высшие представители Молдавского государства... на протяжении примерно полутора веков (XVII-XVIII вв.) и позже обращались официально, как сейчас бы сказали, к российскому правительству, а тогда – к Московскому царю с различного рода просьбами о заключении союза, об оказании поддержки, защите от османского гнета и т. д.». Добавим, что при этом 10 или 15 раз (по разным подсчетам) речь шла о создании союзного государства на равноправных началах, а не менее чем в пяти случаях молдавский правящий класс предлагал войти в состав России даже ценой утраты государственного суверенитета. Был, наконец, даже случай, когда ясское духовенство начало приводить к присяге России население, хотя вопрос об этом не был согласован с московской властью или хотя бы с российским посольством в Молдавии.

Надо заметить, что ничего подобного в отношениях Молдавского княжества с другими державами никогда не было, будь то Венгрия, Польша, империя Габсбургов и тем более Турецкая империя. В отношениях с этими странами, как правило, было стремление иноземных правителей вмешаться в молдавские дела и, в конечном счете, не только подчинить себе, но и захватить Землю Молдавскую; при этом такие тенденции могли находить поддержку среди воярства, духовенства или в господарских дворах, однако никогда не были превалирующими, тем более – в форме собственных инициатив.

Можно как угодно оценивать те или иные аспекты внешней политики России, правомерно отмечая ее имперскую и захватническую роль, но не уйти от факта: объективно действия России в Причерноморье, на Балканах и в более широком восточноевропейском контексте были не только выгодны Земле Молдавской, но и поистине судьбоспасительными для нее.

Виктор ЖНЕЦОВ,

кандидат исторических наук.

 

 (Продолжение)