Гамлетовский вопрос для Молдовы

Вернуть историю – значит, защитить будущее

-------------Продолжение-------------

 

V. «Смутные времена»

В XV в. Землю Молдавскую, еще в полной мере государственно не сложившуюся, но сделавшую крупные шаги и свершения в этом направлении, охватывают “смутные времена”. Это неудивительно ни для становления государственности, ни даже для сильных стран; несколькими веками ранее столь же несчатливый, но куда более длительный период наступил для Киевской Руси или Древнерусского государства (Русь, Русская земля), которое в период наивысшего расцвета занимало обширные пространства западнее Степи: от Таманского полуострова на юге, Днестра и верховьев Вислы на западе до верховьев Северной Двины на севере. Но к середине XII в. Киевская Русь фактически распалась на полтора десятка княжеств, управляемых разными ветвями Рюриковичей. Правда, Киев оставался центром страны, управление Русью осуществлялось единым княжеским родом, но к концу периода центр контролировал лишь окружающие его земли. Это сделало почти все княжества легкой добычей монголо-татарских полчищ, и впоследствии основателям России (первоначально – Московской Руси), пришлось вести тяжелую и долгую борьбу с Ордой. При этом были потеряны Киев – “мать городов русских” и вся южная окраина (Украина), то самое Поле, где зарождалось древнерусское государство. Вследствие этих потерь Русь утратила контроль над Пруто-Днестровским междуречьем и всеми землями восточнее, включая Черноморское побережье. Прервались едва устананавливавшиеся связи с молдавским народом.

Вехи и пустоты

В истории Молдавии, как и любой иной страны, благодарные потомки со временем выделят, так сказать, “веховых государей”, а с другой стороны, серых, посредственных личностей на тронах, не умевших закрепить и нарастить то, что удалось сделать их предшественникам. Первой во времени веховой личностью в Земле Молдавской был Богдан I Основатель. Вторым, бесспорно, стал Александр I Добрый. Самым же выдающимся правителем признал Стефан III, по праву названный Великим. Он был десятым после Александра Доброго молдавским господарем, и о нем речь впереди. А после смерти в 1432 г. Александра I в Земле Молдавской наступили «смутные времена».

Собратья-вороги

Недостойные потомки достойного воеводы ослабили государство и истощили общество. Они свирепо враждовали, изгоняли друг друга, создавая интригующие “группы поддержки” среди боярства и прибегая к помощи иноземцев, в основном поляков, которые отнюдь не бескорыстно вмешивались в молдавские дела. Дошло до того, что страна разделилась на две части – Верхнюю и Нижнюю. В 1435 г. сын Александра Стефан II стал воеводой в Цара де Жос с городами Бырлад, Килия, Четатя Албэ и столицей в Васлуе. А его брат Илья I (Илияш) остался править в Цара де Сус с центром в Сучаве. На следующий год они снова сошлись в битве – каждый хотел изгнать другого и овладеть всей страной, но не получилось. В 1443 г. Стефан ослепил Илью и стал править единолично. А 1447 г. его убил сын Ильи Роман II.

Далее за три года (1447-1449), обильно проливая кровь, сменяли друг друга Петр II, Роман II, Чубэр, Александрел. В 1449 г. третий сын Александра I, Богдан II (отец Стефана Великого) сверг Александрела. Но в 1451 г., в разгар феодальных усобиц, Богдана II убил его брат, Петр Арон. С помощью поляков упомянутый Александрел его изгнал, но в 1945-м Петр возвратил себе трон.

Дорогая цена распрей

Все эти распри дорого обошлись стране. Погибло много бояр и военачальников, народ нищал, воеводы в борьбе с соискателями трона опустошали казну, лезли в долги, которые восполняли, усиливая поборы с крестьян и других подданных. В ослабленное государство наносили вооруженные “визиты” не только поляки, но и татары, дважды грабившие Цара де Жос. Беззащитные перед набегами “бусурман”, многие уделы приходили в запустение, точно во времена Великого переселения народов. В это же время, при Ароне, турецкий султан Магомед II принудил Молдавию к выплате ежегодной дани размером в 2 тыс. золотых, угрожая в противном случае вторжением и захватом всей страны. Арон был вынужден уступить. Этот сравнительно небольшой побор был исключительно тяжек для обнищавшей Земли Молдавской.

Окончательный выбор пути

Весьма важным событием для Молдавии того периода стал длившийся несколько лет с перерывами экуменический (вселенский) собор, на котором предполагалось объединить католическую и православную церковь (под безусловным главенством первой). В 1439 г. (при Илье I и Стефане II) во Флоренции уния была формально подписана, в том числе молдавской делегацией, но с оговоркой: Восточные церкви, признавая правильным вероучение Римской, не будут вводить у себя латинские литургические и церковные обычаи. Однако через несколько лет многие присутствовавшие на соборе иерархи открыто отвергли согласие с собором; говоря современным языком, они дпужно отозвали свои подписи. Так уния была отвергнута большинством Восточных церквей. Во главе процесса отторжения встала Москва, где завязалась жесточайшая борьба с «ересями» и «латиньством», т. е. католичеством. К ней присоединилось большинство православных правителей и церковных глав, в том числе молдавские.

Значимость этого исключительно важного выбора в том, что правители Земли Молдавской подтвердили ту духовно-культурную базу, которую заложил Богдан I Основатель и отстоял Александр Добрый.

Вспомним: Богдан I отложился от венгров и, опираясь на волохов пограничной марки, основал Древнемолдавское княжество; одним из ведущих мотивов неприятия венгерской власти был католицизм Венгрии и жесткое навязывание его населению, в большинстве православному (католицизм в Венгрии появился сначала как религия правящей верхушки). Впоследствии Александр Добрый приложил много сил, чтобы в 1401 г. константинопольское патриаршество признало духовного главу страны Иосифа митрополитом Молдавии, тем самым признав независимость молдавской православной церкви.

Флорентийская уния и униатство

С помощью Флорентийской унии Византийская империя пыталась спастись, оказавшись в глухом турецком окружении. Но этот акт не принес ей пользы. Империя пала, а Восточные церкви, как сказаго, в большинстве отвергли унию. Однако уния дала Риму юридические аргументы в споре с православными церквами, помогла создать сеть школ для обучения "католиков восточного обряда", подготовить кадры проповедников и миссионеров, проповедническую литературу для распространения в православной среде. Так создавалось униатство – по форме квазиправославие, но подвластное католическому Риму, его орудие в борьбе с Востоком, с исторической культурной миссией Руси.

Эти средства использовались на землях русских княжеств, поглощенных Литвой и Польшей. Высшие иерархи принимали католическое исповедание веры при условии, что их политические и имущественные права будут расширены, а восточный обряд сохранен. Это, конечно, была отговорка, прикрывающая религиозное и духовно-культурное предательство. Но наряду с католизацией и внедрением униатства оставались сильные очаги православия в новообращенных католических странах. Ими были православные братства, состоявшие в основном из мирян. Почти поголовно православным оставались и казаки – южнорусские и украинские (запорожские).

Со временем эти братства, среди которых самыми мощными были Львовское и Виленское, а впоследствии и Киевское, создавали свои школы, типографии. Так, во времена Ивана Грозного во Львове трудился русский первопечатник Иван Федоров (Иван Федоров сын Москвитин), прибывший с группой “друкарей” из Москвы. Они внесли важный вклад в развитие православного просвещения в Белоруссии и на Украине. Руское православие, возрожденное в Киеве и всемерно развивавшееся в Московской Руси, вобравшее в себя византийскую и древнеболгарскую духовную и письменную традицию, веками оказывали сильное влияние на православный мир и церкви Молдавии и Валахии.

Падение Византии и перспектива «Третьего Рима»

С падением в 1453 г. Константинополя, захваченного турецким султаном Мехмедом II, исчезла Восточная Римская империя или Византия, просуществовавшая около 1 тыс. лет. Это означало исчезновение верховного центра и оплота православного христианства. Тогда, как и позже, таким оплотом не могли быть ни Болгария, ни Сербия, совсем недавно мощные православные державы, – оба государства уже были под властью Оттоманской империи.

Роль православного оплота могла бы перейти к «матери городов русских» Киеву. Но при нашествии монголо-татар киевский центр русского православия был разрушен дотла. Поэтому митрополиты Киевские и всея Руси с конца XIII в. перенесли резиденцию во Владимир-на-Клязьме, а позже – в Москву, ставшую центром "собирания" русских земель. А в XIV в. южные и западные русские земли, в том числе и Киев, попали под власть Литвы, объединение которой в 1385 г. с Польшей вело к насильственной католизации православного населения.

В силу этих причин «Третьим Римом» становилась Москва – столица возвышавшегося Московского великого княжества. Этому способствовало и то, что еще до падения Константинополя, в 1448 г., в Москве по приказу великого князя Василия II Темного митрополитом был избран русский епископ Иона. Его посвятил в митрополиты не константинопольский патриарх, а собор русских архиереев, что означало полную независимость (автокефалию) русской церкви от константинопольского патриархата.

Василия II (1415-1462 гг.) нельзя назвать “веховым” правителем – при нем Московская Русь терпела тяжкие лишения от княжеско-боярских усобиц, набегов Литвы и татар, а сам великий князь не отличался выдающимися ратными и государственными качествами. Но близилась эпоха Ивана III – великого князя московского с 1462 по 1505 г. Она соответстовала времени правления в Земле Молдавской Стефана III. И совершенно логично то, что Молдавия, сделав окончательный православный выбор, устремила взоры на Восток, видя главного своего союзника именно в Московской Руси.

Литовко-русский фактор

Между Молдавией и Русью веками существовала огромная полоса территорий, отвоеванных у татар Великим княжеством Литовским. Стоит присмотреться к этому государству, которому история уделила не так уж много внимания.

Совершим краткую ретроспекцию. Около 1363 г., воспользовавшись отсутствием в стране венгерского короля, а также тем, что татары годом раннее потерпели сокрушительное поражение у Синих вод от великого князя литовского Ольгерта, Богдан с дружиной и приближенными перешел из Марамуреша в Молдову, изгнал потомков Драгоша, служивших венгерской короне, и стал первым молдавским воеводой. А в это время все большую роль в истории Восточной Европы начинает играть Литовское великое княжество, подчинившее Белую Русь. При князе Ольгерде (1345-1377 гг.) литовцы захватили историческое ядро Киевской (Великой) Руси – Чернигов, Киев и Переяславль, а также большую часть Владимирско-Волынского княжества. Границы Литвы продвинулись далеко на юг, включив обширные земли нынешней Украины, и вплотную примыкали к Земле Молдавской с востока. Южнее еще оставались пределы, контролируемые Крымским ханством, то есть сохранялась татарская опасность. При таком международном раскладе из Молдавии смотрели на восточного соседа как на благо, желательного союзника и сильного защитника от Степи. Но эти надежды не оправдывались.

Долгое время Литва и в русских землях не воспринималась как враждебное государство; напротив, для западных и южных русских земель присоединение к Литве сулило освобождение от татарского владычества. Некоторые русские княжества севера и северо-запада предпочитали литовскую власть, нежели московскую. Что же касается московских и других северорусских князей, то они были в давних и тесных связях, включая династические, с  литовскими правителями.

 К середине XIV в. Литва превратилась в литовско-русское государство. Подавляющую часть его населения составляли русские. Знать Литвы превратилась была смесью литовцев и русских, официальным языком двора был древнерусский, он же был повсеместным разговорным, его знали и славяне, и литовцы. Сильное славянское влияние было и в прибалтийских землях: еще Алексаедр Невский заложил здесь ряд опорных пунктов, в том числе крепость Орешек и город Юрьев (ныне эстонский город Тарту). Русские князья долгое время правили в Риге и окружающих землях. В конце концов князья Литвы стали претендовать на то, чтобы объединить под своим началом всю Русь, что и сталкивало их с Москвой.

Со временем положение еще больше усложнялось. Если Молдавия с одной стороны, а Московия с другой, сохранили православие и отвергли католическую унию, то литовский великий князь Ягайло (Ягелло), став в 1386 г. польским королем, сменил православную веру на католическую. Он рассчитывал на то, что уния поможет ему насадить католицизм в пределах Литвы. Но не только славяне, включая Белую Русь, но и литовцы упорно сопротивлялись католизации, и этот процесс затянулся на несколько веков.

Ко времени Стефана Великого в Киеве правили литовские князья Гедеминовичи. Эта династия была связана древним родством с русскими князьями Киева, Волыни и Галицкой Руси. Из рода киевских Гедеминовичей, наполовину славян, была первая жена Стефана III – Евдокия Киевская. Великий господарь пытался опираться на литовских правителей в борьбе против турецкого натиска, но в конце концов понял, что по-настоящему сильного союзника он найдет только в Москве.

Валерий КОСАРЕВ,

к. и. н., этнограф.

(Продолжение)