Гамлетовский вопрос для Молдовы

Вернуть историю – значит, защитить будущее

-------------Продолжение-------------

 

III. Установление границ Молдовы

Появление на карте Юго-Восточной Европы Молдавского княжества стало заметным событием в истории региона. Однако судьба этого малого государства была крайне изменчивой и по большей части жестокой, несчастливой. Конечно, более всего страдал простой люд – потомки волохов-овцеводов и русинов-пахарей. Но и верховные владыки княжества, носившие титул “воевода” (вайвода, сокращенно водэ – молдавская форма), далеко не всегда умирали своей смертью или смертью на поле брани, чаще – от козней соперников и их иноземных покровителей. Тем не за первое столетие своего существования Молдова успешно расширяла пределы, освоила Пруто-Днестровское междуречье, присоединила низовья Дуная и причерноморские земли, шагнула на север и далеко на запад – вплотную к венгерским рубежам.

Древнемолдавскому княжеству удалось относительно легко освободиться от татарского ига, которое к этому времени максимально ослабло, и полчища татар откатились на юг. Но войны следовали одна за другой – с Польшей, Литвой, Венгрией; вынужденное лавирование между сильными мира сего принуждали молдавских господарей заключать союзы одних против других, признавать зависимость от тех, чтобы избавиться от угрозы этих... А на юге вызревала новая страшная опасность в виде формирующейся Турецкой державы. Но это будет уже в следующем, XV столетии.

“Сия пустынная страна...”

Спорный вопрос: были или не были заселены земли будущей Молдовы перед дескэликатом – сходом волохов с гор? В “Описании Молдавии” Дмитрий Кантемир поставил под сомнение ту запись летописи, в которой пасечник Ецко («по рождению рус», т. е. древний русин) в беседе с Драгошем сообщает: «Эти места пустынны и без хозяина», добавляя, что простираются они «вниз до Дуная, а вверх – до Днестра».

Современный молдавский историк Василе Стати рассуждает так: «Если предгорные восточнокарпатские области действительно были бы “пустынны” в первой половине XIV в., трудно было бы объяснить смысл венгерской кампании в 1345 г. в эту область», почти ежегодные экспедиции венгров и т. д. Он присоединяется к мнению Д. Кантемира и цитирует румынского исследователя XIX в. Манолаке Дрэгича: «Молдова никогда не была совершенно незаселенной, и невозможно поверить, чтобы земля, как эта, с крепостями и городами на ней, на краю Валахии, Венгрии, Трансильании и Польши, чтобы стояла пустынной столько времени... Видимо, дако-романский народ, проживающий в Молдове, время от времени уходил в горы, часть его осела в Марамуреше, которые и вышли потом с Драгошем...». И далее мысль такова: укрепившись, они возвращались к своим очагам; так люди одной веры и единого рода – из Марамуреша и Молдовы – объединились.

Исконные занятия волохов

Но почему “дако-романский народ” уходил в горы? Могли быть разные причины; одна из них в том, что волохи, народ пастушеский (основное занятие – отгонное овцеводство), вел полукочевую жизнь. Истощились пастбища, или стали соседи совершать набеги, угонять отары – приходится менять место. Но добавлю, что искони волохи вообще не тяготели к долинам, и именно в силу своих занятий. В экосистеме региона они занимали одну нишу, преимущественно горную, а славяне-русины, занимавшиеся пашенным земледелием, – другую, лесостепную.

Уже обжив равнину, потомки волохов сохранили тягу более к животноводству, важную роль в котором играло коневодство и разведение рогатого скота, нежели к пашенному делу. «Молдаване меньше занимаются земледелием и преимущественно живут за счет стад скота, так как их страна полна очень хорошими быками и коровами», – сообщал польский автор начала XVI в. М. Кремер.

Где скрывался местный люд

Думается, причины обитания в весьма дальних горах Марамуреша предков молдаван вполне ясны. Заодно можно все-таки согласиться, что в описанный летописью период (середина XIV в.) берега Прута и Пруто-Днестровское междуречье действительно были безлюдны, вернее, малолюдны. Еще до монголо-татарского гашествия, во 2-й половине XI – начале  XII вв. в Дунайско-Днестровские земли перекочевали половцы (они фигурируют здесь несколько столетий и, как выясняется, сыграли заметную роль в этногенезе волохов, т. е. предков современных молдаван и румын). Вследствие этого количество славянских поселений в регионе существенно уменьшилось. А в XIII в. огромные пространства от Балкан до Карпат и от черноморских берегов по венгерские владения захватили монголо-татары, буквально опустошившие весь этот край.

Примечательно, что натиск татарских орд было очень трудно остановить, но сами они предпочитали открытые и ровные пространства, поскольку вслед за их войсками шли тяжелые обозы с семьями, провиантом и награбленным добром, а также бесчисленные стада не только резервных коней, но и овец и крупного рогатого скота. Завоеватели-кочевники не любили углубляться в леса и в горы. Именно поэтому отчасти уцелела от их нашествия карпатская Червоная Русь (княжество Галицкое).

Приднестровье, Пруто-Днестровское междуречье и Запрутье в те времена были на значительной части покрыты лесами, а на западе высились Карпаты. Жители (независимо от этнического состава) скрывались от монголо-татар не только в горах Марамуреша, но и в кодрах – густых лесах на холмах. Конечно, население сильно поредело и, существуя в лесных и горных убежищах, не умножалось. Поэтому не только с точки зрения пришельцев, но и на взгляд самих туземцев, скрывавшихся розно, мелкими селениями, край и впрямь был пустым.

Как шло заселение

К середине XIV в. Золотая Орда испытала ряд поражений от тех же венгров и их древнемолдавских вассалов, а после решающей битвы у Синих Вод (1362 г.), разгромленные литовско-русскими войсками, татары отступили в Причерноморье, Крым и к Северному Кавказу. Но освободившиеся места еще предстояло заселить, что, собственно, и делали спускавшиеся с гор волохи наряду с мало-помалу умножающимся местным населением.

Русины после ослабления золотоордынского ига также усилили движение, все плотнее заселяя берега Прута, Днестра и междуречье. Одной из веских причин было бегство от поляков, их закабалявших и навязывавших им католичество.

Результатом избавления от татар, отмечают исследователи, стало быстрое оживление хозяйства и умножение населения, близкое к демографическому взрыву.

Синтез народов и культур

Многовековые передвижения и перемешивания самых разных племен и их потомков, и в том числе потомков фракийцев, романизированных (даки) или свободных (карпы, например), с одной стороны, и уличей-русинов, с другой, привело к синтезации культур, языков, хозяйственных занятий и обычаев. Не раз отмечалось, что среди волохов был весьма заметен славянский элемент, к тому же и слово “волох” (влах, валах и производные от них) – древнеславянского происхождения. Долгое время волохами (влахами) называли не конкретные этнические группы, а пастухов-овцеводов. Но исторически этноним “волох” у соседних народов закрепился за восточными романцами. В польском и в украинском языке “волошинами” называли и молдаван, и мунтян (валахов), не особо их различая. А в раннем средневековье фигуриуют Русовлахия (восточные земли волохов, собственно, Молдавия) – и Унгровлахия, под которой разумелись  Мунтения и Ардял (Семиградье, Трансильвания).

Борьба за власть и землю

Пруто-Днестровское междуречье, т. е. территория современной Республики Молдова, вошла в Древнемолдавское княжество (Землю Молдавскую) на сразу. Только при Романе I Мушате (1392-1394 гг.), как считается, установилась историческая граница Молдовы по Днестру, что стало возможным вследствие разгрома татар у Синих Вод и их отхода. Подчеркну, что восточнее Днестра владений Земли Молдавской никогда не было – это факт известный и неоспоримый.

Кто был первооснователем

Строго говоря, основал Древнемолдавское княжество не Драгош, а Богдан (1359-1365 гг.), у которого и был титул «Основатель». Ибо Драгош, его сын Сас и внук Балк числились венгерскими вассалами (маркграфами, т. е. пограничными наместниками), а Богдан, изгнавший Балка, добился независимости, «и отсюда есть пошла Земля молдавская». После Богдана правил, и довольно долго (1365-1373 гг.), его сын Лацко (Лацку). Это имя – производное от Владислав (венг. Laszlo), которое тогда было в Венгрии очень распространенным.

Молдова при Мушатах

Петр I Мушат – четвертый, считая от Богдана, господарь Молдавского княжества – правил довольно успешно и долго (1375-1391 гг.). Он заложил основы возвышения и укрепления княжества, которое живо включается в международные отношения юго-востока. Акт молдавской канцелярии от 1384 г. содержит титул: «Petrus Waiwoda dei gratia dux Terre Moldavie» (Петр Воевода, милостью божьей господарь Земли Молдавской). В 1387 г. он признал сюзеренитет польского короля Владислава II Ягелло, благодаря чему включил в княжество земли у крепостей Хотин, Цецина и Хмелев. В грамоте Петра от 1392 г. впервые упомянута Буковина как часть княжества.

В это время быстро развивается экономика. В документах появляются упоминания Ясс, Романа, Сирета, Баи, Тыргул-Нямца, Хырлэу, Хотина. В 1385 г. столицей Молдавского княжества стала Сучава. Петр Мушат выдержал острую борьбу с константинопольским духовенством за автономию молдавского православия, в ходе которой патриарх Константинопольский даже предал анафеме все Молдавское княжество. Но народ не принял присланных из Константинополя экзархов, и могучей митрополии пришлось отступить.

Петр I Мушат начал регулярную чеканку серебряных монет. Назывались они по-славянски – гроши и полугроши. Молдавские монеты широко распространились, они найдены на территории, очерченной Польшей, Литвой, Крымом, Причерноморьем и Югославией. Их вид демонстрирует изначальность государственных символов Молдовы: голова тура, пятиконечная звезда, розетка и полумесяц. Сторонников версий о «древних румынах» и «исконном латинском одеянии молдавского языка» следует огорчить: на молдавских монетах и печатях действительно были надписи латиницей, но это латынь, а не молдавский или румынский языки. Молдавские господари пользовались либо древнерусским, либо, чаще в международном обиходе, латынью. И если они писали по-славянски, а позже и по-молдавски, то к латинскому шрифту не прибегали – в этом не было ни малейшей нужды.

Роман I Мушат, брат и последователь Петра, был пятым господарем Молдавии. Правил он недолго (1391-1394 гг.), но успел расширить границы княжества на юге до устья Дуная и Черного моря. Думаю, не надо объяснять, как это было сделано – подобные предприятия в те, да и не только в те времена, стоили много крови; это к вопросу о пресловутом “миролюбии” молдаван, якобы никогда ни на кого не нападавших, но всегда страдавших от завоевателей. При нем же в княжество вошли южные земли между Прутом и Днестром, называемые Бессарабией, с крепостями Килия и Четатя-Албэ. Княжество усилилось, Роман I назывался «Великий самодержавный господин Ио Роман воевода обладатель Землею Молдавскою от планины до моря». При Романе начала появился термин “бояре молдавские” – т. е. сложилось это сословие.

Закончилось правление Романа I довольно драматически. Земля Молдавская была зажата между сильными державами – Польшей, Великим княжеством Литовским и Венгрией. Молдавской власти приходилось постоянно лавировать между ними, имея к тому же вечные проблемы с ближайшим соседом – Валахией. Роман присягнул на верность польскому королю Ягайло, но затем выступил против него в военном союзе с правившим в Подолье литовским князем Федором Кориатовичем. По договору, молдавские отряды обороняли подольские города. Как вдруг Кориатович обратился за военной помощью к королю Венгрии Сигизмунду, что грозило захватом венграми Молдовы. Но гроза пришла не оттуда. Осенью 1393 г. польско-литовские войска великого князя Витовта захватили Подолье, а Роман попал в плен к полякам. В 1394 г. он уступил трон сыну Стефану I, которого считают польско-литовским ставленником.

Вообще, редкий молдавский господарь мог позволить себе независимую политику или добивался успехов в дипломатии и отношениях с сильными соседями. История Молдовы изобилует суверенами, правившими по 1-2 года и менее, сажавшимися на трон и свергаемыми по воле иноземных владык.

*   *   *

Отнюдь не благоприятно складывалась череда событий. Как упоминалось, через 20 с лишним лет после битвы у Синих Вод (1362 г.), князь Василий, сын великого князя Дмитрия Донского, в 1386 г.  бежал из Золотой Орды, где провел три года в заложниках, – и появился у «великих волохов» при дворе Петру Воеводы Мушата. И тогда делегация от Дмитрия Донского совершает первый официальный визит в Землю Молдавскую.

Позади осталась Куликовская битва 1380 г., когда Орда потерпела решающее поражение, но до падения ее власти над Русью было еще далеко. Тем не менее наметились условия для упрочения связей на востоке, точнее, на северо-востоке, так как Киевская Русь, разгромленная монголо-татарами, давно   уже прекратила существование “в объятиях” Польши. История громоздила перед двумя странами препятствие за препятствием. Польский фактор столетиями мешал прямым отношениям Молдовы и Руси-России. Положение могло кардинально измениться после воссоединения Украины с Россией, но к тому времени в Молдове уже хозяйничала Порта...

Валерий КОСАРЕВ,

к. и. н., этнограф.

(Продолжение)