Гамлетовский вопрос для Молдовы

Вернуть историю – значит, защитить будущее

В том, что над Республикой Молдова нависла опасность поглощения ее Румынией, сегодня мало кто сомневается. Правда, это уже не первый "пик" бешеного наступления под девизом "Униря" («Объединение»). Но тогда, в конце 1980-х – начале 1990-х унионисты потерпели поражение, поскольку не имели сколько-нибудь ощутимой опоры среди населения, почему избиратели их и "прокатили" так быстро. Теперь положение намного более критическое. Из года в год сокращается число молдаван, знающих свои истинные корни, а также помнящих лично или по рассказам родителей все "прелести" житья под сапогом старших братьев из-за Прута. Одновременно нарастает критическая масса "ионов, не помнящих родства", зомбированных великорумынской идеологией, обучающихся в румынских лицеях и вузах, а то и закончивших их и уже получивших посты в структурах власти и управления, на которых они увлеченно работают ради "объединения с матерью-родиной". Под влиянием прорумынской и прозападной пропаганды множество людей разных возрастов готовы смириться с перспективой поглощения Молдовы Румынией ради "цивилизованной", как им кажется, жизни в объединенной Европе. То, что большинство из них, получая румынские паспорта, не поселяются за Прутом, а устремляются дальше на Запад, – утешить не может, потому что край наш мало-помалу лишается исконных жителей, а "природа не терпит пустоты", и их место очень скоро займут мигранты со всего света, что уже чувствуется: в Кишиневе поселяется все больше и больше лиц африканского, арабского, восточноазиатского, латиноамериканского происхождения. Наряду с ползучей унионизацией имеет место, постепенно нарастая, ползучая оккупация страны всем светом. И это подлинная, а не приписываемая России оккупация, сродни разве что оттоманской. Очень скоро молдаване, уцелевшие на этом крохотном, благодатном и удивительно несчастливом клочке земли, в полной мере ощутят это и им придется испить сию горькую чашу независимо от того, станет ли Пруто-Днестровское междуречье снова, как в 1918-1940-х, колонией Румынии, или формально сохранит государственный суверенитет.

В борьбе за сохранность и независимость молдавского государства огромное значение имеет идеологический фактор. А в нем едва ли не на главную роль выдвинулось ныне правдивое прочтение молдавского прошлого. Эта история сложна, туманна и горестна, в ней много темных мест и "белых пятен", но одно несомненно: исторически молдаване, начиная с их предков, были тесно связаны не с Западом, а с Востоком, и прежде всего со славянами.

Эти тесные связи, совместное развитие, многократные взаимодействия – эпопея, занявшая череду столетий. Так еще в далеком прошлом начала возникать и была в конце концов выработана историко-культурная и национально-культурная модель, определяющая молдавский этнокультурный тип и исторический путь Молдовы.

Отсюда следует: поскольку решения на будущее сокрыты в прошлом, то следует, фигурально говоря, "идти вперед, глядя назад". Ведь история, как верно замечено, не только и даже не столько учительница жизни, сколько экзекутор, наказывающий тех, кто эти уроки не понял, не усвоил и не учел. А чтобы их понять, усвоить и учесть, надо правильно прочесть – вернуться к подлинному историческому прошлому, а не к тому, которое уже два с лишним десятилетия навязывается населению пресловутой "историей румын".

I. Битва Поля и Степи

Волохи по древним источникам

В эпоху Великого переселения народов жители Балкан (романизированные фракийцы – мёзы, даки или геты и др.) начали формирование волошской народности – предковой для современного румынского и молдавского народов. Примерно с VI в. и почти все средние века волохи испытывали сильное влияние славян, их языка и культуры. Славяно-романское двуязычие достигло апогея в VIIIII вв., а молдавский монолингвизм стал утверждаться к XVII в., но никогда не был абсолютным. В средневековых Молдавии, Мунтении и Трансильвании (Семиградье или Ардял) официальным языком при дворах господарей был славянский, по-славянски вели переписку Влад Цепеш (Дракула) со Штефаном Великим, по-русски писала отцу из Москвы дочь великого молдавского правителя Елена Волошанка.

В отличие от славян, главным делом которых было пашенное земледелие, основным занятием волохов искони было скотоводство; они вели полукочевую жизнь, были слабо урбанизированы и не имели регулярной военной организации.

Первое письменное сообщение о волохах находим в древнерусской «Повести временных лет». Позже этноним «влахи» встречается в истории византийского императора Алексея Комнина (1114-1116 гг.) – в ней сообщается о населении к северо-востоку от устья Дуная, и в хронике (1118-1206 гг.) византийского историка Н. Хониата. Он писал, как в 1164 г. архонт Андроник Комнин, пробираясь в Галицкую Русь, попал в плен к волохам. Тогда волохи входили в государство болгар. Примерно тогда же византийские исторические документы содержат два названия: Русовлахия для будущих Молдовы и Мунтении и Угровлахия – для Трансильвании.

"Повесть" о расселении славян

Первые упоминания о связях предков молдаван – волохов – с предками русских и украинцев, то есть с восточными славянами, содержатся в древнерусских летописях. Синхронных им молдавских или мунтянских хроник нет, летописание в будущих Дунайских княжествах началось намного позже, а то, что, возможно, существовало ранее, – не дошло до нас.

«Повесть временных лет» знаменитого Нестора – самый ранний из сохранившихся сводов Древней Руси XII века, содержащий сведения из более ранних источников, которые исчезли. Нестор, излагая библейскую версию, пишет, что при расселении потомков Ноя после столпотворения славяне поселились по Дунаю, а затем часть их распространилась на восток и стала называться восточными славянами. Это соответствует археологическим, этнографическим и лингвистическим данным на вторую половину I тыс. н. э.

Племена изначальной Руси

Изначальная Русь – будущая Россия – формировалась как полиэтническое общество: называя племена восточных славян – полян, древлян, новгородцев, полочан, дреговичей, северян, бужан (волынян), «кто говорит по-славянски на Руси», летописец перечисляет и другие народы, жившие совместно и по соседству: это чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, нарова, ливы; они «говорят на своих языках».

Причастность их к Руси выражалась в уплате восточнославянским князьям дани. Позднее они вошли в состав Древнерусского государства. Многие, ввиду малочисленности, растворились в славянах (мурома, пермь, печера, нарова); другие уцелели как народности или этнографические группы внутри русского народа либо вне его; третьи развились в другие этносы либо вошли в их состав, оставшись в российском государстве (меря, черемисы, мордва) или выйдя из него (чудь, часть которых составила современных эстонцев; литва и вошедшие в состав латышей ливы).

Славяне по Бугу и Днестру

Среди восточных славян Нестор называет также дулебов («жили по Бугу, где ныне волыняне»), радимичей и вятичей – «от рода ляхов», т. е., переселившихся с земель нынешних поляков. И далее находим содержательное упоминание славян в нынешней Республике Молдова: «а уличи и тиверцы сидели по Днестру и возле Дуная. Было их множество: сидели они по Днестру до самого моря, и сохранились города их и доныне; и греки называли их "Великая Скифь"». О тиверцах известно мало; возможно, это другое название уличей, а может быть, было два племени. Столицей уличей был Пересечен, предполагают, что это нынешнее, одно из крупнейших в Молдове, село Пересечино. Уличи и тиверцы – предки русинов, украинизированные потомки которых ныне живут в Молдове от устья Дуная до севера, а также в Черновицкой и Одесской областях. Много их и в Румынии, от Карпат до Дуная.

О том, что уличи и тиверцы были подчинены киевским князьям, свидетельствует запись о походе на Византию в год 6415 (907 г.)»: «Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи...».

Ранние встречи с волохами

Под годом 6406 (898-й) впервые упомянуты волохи. Сказано так: «Шли угры мимо Киева горою... И, придя с востока, устремились через великие горы, которые прозвались Угорскими горами, и стали воевать с жившими там волохами и славянами. Сидели ведь тут прежде славяне, а затем Славянскую землю захватили волохи. А после угры прогнали волохов, унаследовали ту землю и поселились со славянами, покорив их себе; и с тех пор прозвалась земля Угорской». Речь идет об образовании Древневенгерского государства; при этом угры захватили нынешнюю Трансильванию.

Похоже, движение волохов, которые вошли, по определению Л. Н. Гумилева, в фазу пассионарности (т. е. подъема и быстрого развития), стало причиной выталкивания части славян и расселения их на северо-восток вплоть до Новгорода и побережья Белого моря, населенных тогда угро-финскими племенами. В Поморье, на Псковщине, Новгородчине, в Суздале и окрест распроcтранена традиционная русская вышивка – так называемый "волошский всадник".

Дунай – середина Руси

В княжение Ольги ее сын Святослав, имевший варяжскую дружину во главе со Свенельдом, завоевал нижнюю часть Дуная. По летописи, было так:

«В год 6475 (967). Пошел Святослав на Дунай на болгар. И бились обе стороны, и одолел Святослав болгар, и взял городов их 80 по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, беря дань с греков».

Через два года Ольга заболела, близился час ее смерти, а Киеву угрожали кочевники Дикого Поля. Ольга велела сыну вернуться. Но «...сказал Святослав матери своей и боярам своим: "Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае – ибо там середина земли моей..."».

Почему Святослав помещал цетр "своей" Руси на Дунай? Надо вернуться к истории появления волжко-камских булгар. Сообщив о расселении славян, Нестор пишет: «Когда же славянский народ... жил на Дунае, пришли от скифов, то есть от хазар, так называемые болгары, и сели по Дунаю, и были поселенцами на земле славян».

Булгары, славяне и волохи

Тюркский народ булгары, придя на Балканы, застали там славян, ранее занявших эти территории, которые в позднеантичное время заселяли фракийцы. Первые правители древнеболгарского государства назывались ханами, а последующие – царями, что было связано с принятием христианства и славянизацией булгар.

К IX-X вв. от слияния с местными славянами и поздними фракийцами (булгары восприняли славянский язык – древнеболгарский и кириллическую азбуку) сформировались болгары, как их и называет летопись XII века. Святослав, памятуя, что Дунай – колыбель восточных славян, решил переместить туда русскую столицу. Тогда болгары владели и Дунаем, и землями современной Румынии до Карпат, и территорией до Днестра, т.е. восточнославянскими, с точки зрения Киева, землями. Второе Болгарское царство (1185-1396 гг.; уничтожено османами) называли Влахо-Болгарским или Болгаро-Волошским.

Берлад – предшественник Молдовы

Волохи стремились освободиться от болгарской зависимости, для чего вступали в союзы с восточными славянами – русинами Галицкой земли (“Червоная Русь”) и киевскими князьями. Но союзы перерастали во вражду. В русских летописях под XII в. упоминаются берладники и их города у Дуная. В Ипатьевской летописи сказано о войне 1159 г. между князем Ярославом Галицким и его двоюродным братом Иваном Берладником; последний ушел «...к половци и ста в городех подунайских… И приидоша к нему половци мнози...».

В 1161 г. берладники захватили порт Олешье в устье реки Днепр. Князь Ивана Ростиславич Берладский фигурирует в русских летописях между 1144 и 1162 гг. Он действовал во многих русских городах, на берегу Черного моря, был в союзе с половцами.

«Берладскую землю» считают одним из предшественников Молдавского княжества, ранним политическим образованием в нижнем междуречье Прута и Серета, где жили и славяне, и волохи.

Стоит заметить, что различные поселения и укрепления в низовьях Дуная того времени “история румын” выдает за “древнерумынские кнезаты”. Но у названных “румынами” князей обнаруживаются чисто славянские имена и соответствующее происхождение. Впрочем, списки ранних правителей Молдовы, Мунтении и Трансильвании также содержат немало чисто русских имен (Богдан, Влад, Ладислав, Мисеслав, Сенеслав, Тихомир, Драгомир и т. п.). Конечно, это были не “румыны”...

Волны Великого переселения

Свыше тысячи лет продолжались многочисленные движения племен – волны Великого переселения народов. После нашествия булгар, сообщает летопись, «пришли белые угры и заселили землю Славянскую». Белые и более поздние черные угры стали основой современных венгров, осев в Паннонии, заселенной тогда славянами. Также «существовали и обры... Эти обры воевали и против славян и притесняли дулебов – также славян...». Обры – предки аваров, ныне живущих на Кавказе. «После обров пришли печенеги, а затем прошли черные угры мимо Киева, но было это после – уже при Олеге». Примерно в это же время появляются печенеги, огузы, затем половцы (кыпчаки); по предположениям, среди них были предки гагаузов, сформировавшихся в Добрудже.

А в XIII в. начинается нашествие монголо-татар. История возникновения Кишинева хранит свидетельства совместного бытия в Пруто-Днестровье татар, молдаван и славян, а руины Старого Орхея дают представление о поздней фазе Золотой Орды и ее арабизированной культуре.

Завершила же все эти нашествия в XIV в. Османская империя (1299-1923 годы), которая захватывает и Болгарию, и Валахию, и Молдавию. Османское иго в Молдавии начиналось с того, что в 1420 г. турецкая армия победила Валахию и направилась к Килии и Четатя-Албэ. но крепости сумели выстоять. Когда же после смерти молдавского господаря Александра Доброго в 1442 г. в княжестве начались распри, Турция стала регулярно грабить страну.

*   *   *

Подведем краткий итог раннему этапу сосуществования волохов и славян. В той эпохе таятся истоки этногенезов – происхождения народов, многие из которых по сей день живут в нашем ареале. Складывание любого народа – вопрос очень сложный, в нем невозможно расставить все точки над "i", дать исчерпывающие ответы об истоках этноса, его прародине, субстрате (первоначальной основе) и суперстратах (более поздних наслоениях). Особенно темна дописьменная история, и если о древнем населении нет записей его или его соседей, то можно лишь гадать, как назывался он, каким был его язык, откуда пришел и куда исчез...

Балканы, Причерноморье, Пруто-Днестровское междуречье и Карпаты образуют "крепко сшитую" межэтническими связями историко-культурную зону. Прежде чем "размежеваться" на отдельные народы и государства, племена веками "бродили" в плавильном котле исторического процесса. Множество племен и языков перебывало на земле современной Молдовы. В описанный период формировались предки русских, украинцев, болгар, венгров, молдаван, румын, гагаузов. Они смешивались и взимодействовали, когда мирно, когда враждебно; войны сменял мир, победители оказывались побежденными, покоренные свергали покорителей. И при этом Русь, сначала Киевская Русь, позже Московское царство, веками отражала натиск кочевников – Степи на Поле, на лежащие к западу страны, чем спасала многие из них от гибели.

На стадии общеславянского единства протославяне населяли обширный ареал, от Прибалтики и северо-востока Германии и до Адриатики – границ с Древним Римом. При смешении пришельцев из большой семьи, представленной ныне финнами, венграми, эстонцами, карелами, поволжскими коми, мордвой и марийцами, сибирскими хантами и манси, – на территории Паннонии складывался венгерский этнос, который молдаване называли унграми, а страну – Унгарией. Тюркоязычный народ, пришедший с востока, смешавшись со славянами Балкан и восприняв их язык, дал начало болгарам, впитавшим и остатки культуры романизированных фракийцев.

Отсюда же вышли восточные славяне; с тех пор осталась в русских былинах река Дунай, а в "Слове о полку Игореве – упоминание "тропы Траяньей"; это утратившее начальный смысл и видоизмененное Tropeus Traiani («Трофей Траяна", которую римляне воздвигли после покорения гето-даков.

Мы не вели речь об эпохе гето-даков, чтобы не углубляться в такую древность. Иначе пришлось бы рассматривать и бесспорных предшественников древнейших славян – скифов,  и сомнительные данные о трипольской культуре, которую считают «своей» ура-патриоты Украины, России и Румынии.

Бесспорно: гето-даки – предшественники волохов, а волохи – прямые предки молдаван и мунтян (валахов). Алексей Матеевич, оставившего яркий не только литературный, но и научный след, писал, что набеги кочевников принудили славян и восточнороманское население отступить в Карпаты, «заставив эти два племени некоторое время жить вместе. ... Когда опасность миновала, оба народа сошли с Карпат и стали селиться вместе в пределах нынешней Румынии, Трансильвании и Бессарабии. Этим объясняются... славянские названия многих местностей в Молдавии и Бессарабии наравне с молдавскими».

Валерий КОСАРЕВ,

к. и. н., этнограф.

(Продолжение)