От: Александр Акулов <aynu@inbox.ru>

------------------------------------

занимаясь эгосерфингом случайно наткнулся на вашем сайте на вот такую заметку: http://kosarev.press.md/Tuita%20-%20replica.htm

вы пишите буквально следующее:

«В одной из туйта, записанных Брониславом Пилсудским на Сахалине, упоминается cis-po (циспо) – странное существо, с которым главный герой туйта имеет сексуальный контакт. К этому тексту имеется комментарий Пилсудского, в котором утверждается, что циспо – это человек неайнского племени». И дает ссылку: Pilsudski Materials for the Study of the Ainu Language and Folklore. С. 37.

Исправляя Пилсудского, Акулов перечислил, как айны называли «людей неайнского племени» (по-разному, но не так), после чего привел случайный омоним, означающий «игольник», «коробочка для хранения иголок...», и буквальный перевод форманты cis-po: «плачущий ребенок». И делает изощренный вывод: «Игольник – это женская принадлежность, поэтому, на мой взгляд, когда какого-либо человека называют cispo, то это означает не что иное, как метонимическое указание на принадлежность данного человека к женскому полу / выполнение им женских гендерных ролей. Таким образом, я полагаю, что имеются явные свидетельства того, что в культуре айну в древние времена существовали и шаманы превращенного пола» (стр. 199).

Игольник, плачущий ребенок... А где здесь гендерные роли, простите? Где бузина – и где дядька спрятался? Не благодать ли «накатила», в результате которой автор радикально «исправляет» Б. Пилсудского (какой там «человек неайнского племени» – это же искомый, А. Ю. Акуловым обнаруженный «коекчуч», «бердач» – sic!), дабы пополнить отсутствующий запас своих «открытий»? Но!

Когда-то я переводил “Materials for the Study of the Ainu Language and Folklore” Бронислава Пилсудского, и по ходу работы айнско-русский (сахалинского диалекта) словарь (то и другое с приложениями по грамматике опубликовано в ИИНБП № 7, 2004 г .). Это было давно, длилось много лет, работал я по фотокопиям с книжного оригинала, который мне прислали по международному абонементу из Кракова, где книга в 1912 г . вышла».

 

в своей статье о представлениях айну, которая опубликована в ИНБП № 14, я ссылаюсь не на Materials for the Study of the Ainu Language and Folklore 1912, Краков, а на совершенно другую книгу, а именно: Materials For The Study Of The Ainu Language And Folklore, Volume Two, Collected and translated by Bronislaw Pilsudski, transcribed and translated from the maniscripts by Alexander M. Kabanov, prefaced, provided with glosses and edited by Alexander M. Kabanov & Alfred F. Majewicz, Poznan 1989, (причем все это указано в библиографии к моей статье),

так вот, в эту книгу вошли 11 туйта и одна уцаскома, и вот в этой книге есть туйта № 5, в которой упоминается циспо, и на странице 37 имеется  комментарий Пилсудского: cispo - is mentioned in the fairy-tales; he is perilsive and stinky man, not the Ainu, but of another race.

теперь риторический вопрос к вам: как можно быть настолько невнимательным и настолько незнакомым матчастью.

впрочем, после этой вашей с позволения сказать "критической заметки" мне совершенно неудивительно, что ваша критика это всегда - в небо как в копеечку.

(См. далее)