Валерий КОСАРЕВ

 

Эволюция убивает своих детей

 

Я не раз брался за эту тему и всегда ее откладывал. Вот и сейчас не знаю, как быть. Право, совестно, неудобно... Вот брякнешь что-нибудь – и оскорбишь в лучших чувствах массу порядочных людей, чтящих, может быть, самую дорогую им заповедь: «Шикарно жить не запретишь». Да и тем, что живут не шикарно – разве же не грех пенять за их стремление или хотя бы мечту? Словом, зыбкая и неприличная материя...

Аскетизм – не наш путь...

Примерно во второй половине прошлого столетия нашему народу, который назывался советским, доступно объяснили, что аскетизм – не наш путь, что мы должны жить сегодня лучше, чем вчера, а завтра лучше, чем сегодня. На Западе же с этим  никогда ни проблем, ни комплексов не было: обогащайся любыми средствами – вот это и есть путь к Храму или, еще лучше, к американской мечте. Даже Китай, коммунистический Китай однажды начертал на скрижалях своей устремленной в сияющее будущее истории роковые строки о том, что цель страны и ее руководства – «общество богатых людей».

Все это, включая «американскую мечту», может быть, и имело смысл, но смысл уже исчез, а мир не замечает... Ну вот, подошел я к тому, от чего не раз отступал в смятении, – надобно «снимать печати». Прикроюсь, пожалуй, как щитом, несколькими цитатами и достоверными цифрами.

Владимир Тендряков, отменный писатель и мыслитель, как-то написал: «Во все времена... люди подчинялись одному бескомпромиссному закону – чем выше производительные силы, тем выше темп развития, их пожирающий». И естественно, где больше развития, там, извините, больше жрут. Так вот, оцените: сегодня средняя американская квартира сжигает больше электроэнергии, чем средняя деревня в развивающихся странах. Еще об Америке: в США живут 5% населения мира, но потребляют они 40% сырьевых ресурсов планеты, около трети – энергетических и при этом дают 50% глобального загрязнения. Не утомляя цифрами, уточню: уровень потребления в США на порядок выше, чем в странах Евросоюза, а в странах Евросоюза – на порядок выше, чем в третьем мире. Таким образом,  США, и ЕС, помаленьку грызясь за кормушку, грабят и опустошают ее – я имею в виду планету. Планету, которая, вестимо, не только им принадлежит. Правда, в «золотом миллиарде» с такой постановкой вопроса не согласны, полагая, что их «цивилизованный мир» просто живет энергично, разумно и предприимчиво, не в пример всяким там сонным, ленивым Югу и Востоку. Но я хочу посеять сомнения насчет этой разумности, не говоря уж о справедливости и порядочности. Правда, не уверен, что удастся, но, во всяком случае, именно об этом пойдет речь.

О мере людского счастья

Неправильная, на мой вкус, суть состоит в том, что в современном мире, несмотря на возражения отдельных мыслителей, меру людского счастья привязали к уровню доходов при способности их тратить. Как у нас в Молдове – лей к доллару. Но доходы – переменное и относительное понятие, а счастье и вовсе не измерить количественно. Возвращусь к китайцам: в Поднебесной решили догнать по уровню потребления если не сразу Америку, то сперва Европу. А китайцы, коли сказали, непременно сделают, это вам не советский коммунизм к 1980 году или обещание Ельцина лечь на рельсы. Так вот, наукой подсчитано, что если Китай сравняется по производству и потреблению с цивилизованным Западом, это будет означать практически мгновенное исчерпание сырьевых и энергетических ресурсов Земли. Ну, как лампочка перегорит – а новой нет. И не будет. Доверяю читателю размыслить, как человечеству выбраться из этой вопиющей неувязки. Отговорим Китай строить общество богачей? США – захлебываться от сверхпотребления? А весь оставшийся мир – равняться на сии рубежи «достойной жизни»?

Пока кто-то, возможно, задумался или колеблется, стоит ли вообще над этим думать, подкину еще одну нерадостную мысль. Уже годам к 1970-1980-м состояние природы как в отдельных странах, так и во всем мире внушало некоторой части землян, правда, ничтожной части, – острую тревогу. Как минимум 30-40 лет назад! И кабы почесались! Кабы встрепенулись! «По расчетам экологов, уже в первые десятилетия нового века в природе могут начаться необратимые изменения – первые шаги ее агонии, – писал социолог Юрий Рюриков в 1987 году (почти четверть века назад!). – Видимо, в ближайшие годы придется разработать авральную стратегию спасения человечества – расписанную по годам стратегию коренного переворота в устоях цивилизации». Ага, придется. «Вот только лыжи сниму, однако», – приходит на ум чукотский анекдот. Разработали? И не подумали.

Супербомба потребления

Первое десятилетие XXI века  на исходе. Агония ближе, чем опасались. Но до самого последнего момента хор нанятых ученых болтунов уверял всех, что никакой глобальной трагедии не случится, ибо научно-технический прогресс – это такое уникальное, абсолютное благо, волшебная палочка-выручалочка, так что все рассосется. Главное, чтобы никто не паниковал, обустраивал свой комфорт, исправно делал деньги и еще исправнее их тратил – во славу рынка и для заполнения карманов его хозяев и управителей. Причем примерно такую же ахинею несли идеологи и в СССР – ну, с незначительными «социалистическими» вариациями. По мере разложения советской номенклатурной верхушки императив «мы не аскеты» все больше овладевал умами и на «шестой части планеты». К этому моменту уже можно было предугадать, что и социализму, и СССР скоро будет, извините, крышка.

Вот так нас обрабатывали по части абсолютного, автоматического блага научно-технической революции. Как будто ядерная бомба – не ее продукт или, если продукт-таки, то безусловное благо. Впрочем, ядерная бомба, как ныне выясняется, не самое большое лихо; но то, что все взалкали такой же жизни, как «в цивилизованном мире», – вот сущая супербомба!

Первое гласное предупреждение о том, что началось глобальное потепление, прозвучало где-то в 1990 г., но и после этого официальная наука пела всему человечеству колыбельную о том, что это – объективное, естественное явление. Мол, в истории Земли чередуются эпохи оледенений и потеплений, только и всего. И никто не задал простенький вопрос: почему ныне потепление началось не после очередной ледниковой эпохи, как всегда было и как полагается, а в глобально-климатическую фазу, и без того теплую? Лишь год назад Всемирная метеорологическая организация все-таки объявила: наступающее потепление спровоцировано деятельностью человечества. Техногенное чудо-юдо. Уже начали катастрофически таять льды Арктики, Гренландии, Антарктиды, горные глетчеры – и впереди затопление обширных низменностей, целых стран и регионов. Впрочем, оно уже началось, есть уже и жертвы всемирного потопа: крошечный архипелаг Тувалу в Полинезии, возвышающийся над водой на 7-8 метров, быстро исчезает в океане: там, где был у них аэродром, уже плещутся волны, а 18 тысяч жителей обречены стать первыми глобально-экологическими беженцами. Да не спустя десятилетия, прошу учесть, а уже сегодня. А там и другие потопленцы появятся. Если прорвет голландские дамбы, прикрывающие от моря фактически всю страну, лежащую ниже уровня моря, то благословенная Голландия окажется на дне. А ведь прорвет. Ну, не в Голландии, на то она и благословенная, так затопит несчастный Бангладеш. Все дальнейшее несложно представить – наше скорое темное будущее уже описано в десятках романов-антиутопий и фильмов-футурологий. Думали, это увлекательная фантастика, а оно – суровый соцреализм.

Основные события в мире

У меня стойкое ощущение, что людской мир доживает последние десятилетия, и именно потому безумствует. Не верите? Вы оптимист? Но в эпоху экологической катастрофы размером с планету оптимизм не более уместен, чем пир во время чумы. Я же отношу себя к реалистам, то есть к информированным оптимистам, то есть, в конечном счете, к пессимистам, и чувствую, что наступает конец истории, но не по либеральному пророчеству Фрэнсиса Фукуямы – он-то предсказал наступление всеобщего благоденствия, а все как раз  наоборот.

Это похоже на невозможный бред – и самое бредовое то, что сие есть истина и факт. Ежедневно по ТВ и через газеты нам излагают самые зловещие частности. Но человечество уже совершенно ни на что не реагирует. По сути вещей, не в состоянии природы беда – а в нашем, людском состоянии.

Обратим же внимание: что ныне происходит на планете? Выделим самое что ни на есть характерное и существенное. Творится – по нарастающей – три рода характерных событий: стихийные бедствия, техногенные катастрофы и терроризм. Ну, еще борьба с терроризмом, но это тот же терроризм, только противоположный: по ту сторону – банды, по эту – государства, что принципиального значения не имеет. И все это суть проявления четвертого глобального процесса: человечество стремительно глупеет и – звереет. Оно, что называется, съехало с катушек. Съехало едва ли не безнадежно на фоне учащающихся и усиливающихся ураганов и наводнений, селевых потоков и торнадо, градобитий, ломающих крыши и уничтожающих урожай, крушений поездов и взрывов предприятий, сбоев электронных систем, выводящих из строя аэропорты и целые мегаполисы, пожаров и взрывов, захватов заложников и расстрелов невинных.

Прогресс, вызвавший стресс

В чем причина? Главную можно назвать коротко, модным когда-то словом: стресс. Если яснее и проще, возможности большинства людей  давно уже не соответствуют бешеному темпу науки и техники. А темп растет с ускорением. Человеческая психика не может справляться с раскрученными ритмами жизни. С одной стороны, люди не в силах успешно «рулить» развязанной стихией прогресса, с порожденной ими же сложнейшей, громоздкой и опасной технологией. С другой, состояние мозга и социальная обстановка дезорганизуют сверхсложные виды труда, каких техника и технология требуют.

Это чисто антропологическая проблема как часть глобально-экологической. Мы попали в такую дьявольскую «вилку», что выхода, в общем, нет. Осталось лишь признать это. Но признавать никто не желает, и боюсь, что в ответ на мои доводы кое-кто покрутит пальцем у виска. И правильно, пусть сделает это у собственного виска. А я объясню одну простую вещь, хорошо известную экологам: не может быть бесконечного роста в конечном мире. Это относится и к земному шару, что многие, наверно, слышат впервые. Приведенная экологическая трактовка всецело опирается на теорию систем (речь идет о глобальной экосистеме). Но это столь же справедливо по отношению к шарику размером поменьше – голове человека, потому что он – тоже система. Если во второй половине ХХ века объем вводимой в оборот информации начал ежегодно удваиваться, то в начале этого века удвоение происходит ежемесячно. Вы верите, что мозг сапиенса будет все это переваривать и не свихнется, когда удвоение станет еженедельным? ежедневным? Это просто невозможно по физическим и биологическим причинам. Посему вопрос: зачем это нам надо?

Apropos: недавно в печати упомянута старая байка о том, что мозг человека задействован лишь на 10 процентов, а остальные, мол, простаивают. Я не в курсе, зачем у нас в голове лишние 90 процентов, но если и при столь низком кпд наша мыслительная машина ревет от перенапряга, дает сбои и выходит из строя, то дело дрянь. Ведь писихические расстройства сегодня стали столь же обычными, как простуды, насморк и кашель. Причем все больше и больше – среди детей.  Миллионы лет эволюция совершенствовала человеческий костяк, мускулатуру, пищеварительный тракт, строение нервов и мозга. А за последние полвека или чуть более бешеная гонка рыночного развития, поставив себе на службу достижения науки и техники, так раскрутила скорость прогресса, что привела весь смысл цивилизации к дьявольскому абсурду. Самое смешное, что виной и причиной всего оказались деньги, точнее, людская жадность. И жалкое же существо человек!

Те самые рассуждения

О да, возразят: все это не те рассуждения. Человечество идет вперед. Наступила эра информатики. Ныне информация сложна и обильна, но ведь ее успешно осваивают люди высокоразвитые, образованные, прошедшие специальные испытания, тренинги и т. п. Ну, там, эксперты Всемирного банка, космонавты, асы министерства по чрезвычайным ситуациям, герои спецотрядов быстрого реагирования. Да мало ли профессий – летчики-испытатели, циркачи...

Все так, конечно, но подавляющее-то большинство землян – не собровцы, не космонавты и не циркачи. Подавляющее большинство и прежде больно-то потеть и напрягаться, особенно напрягать извилины и нервы, – не любило, не желало, да и не могло. А теперь уж и подавно. И гармоническое развитие человека при нынешней модели прогресса никому уже не грозит.

Ну, а циркачи электронных чудес и асы кибертехники, особенно же идеологи и адвокаты подобного развития – через прогресс сквозь стресс в могилу – пусть бы освоили они какую-нибудь планету, желательно подальше от Земли, и устроили там свой технотронный рай, где надо не жить, а бегать, подобно белке в колесе, и даже не как белка, а с ускорением: сегодня быстрее, чем вчера, а завтра быстрее, чем сегодня. И я вам скажу наверняка: через полвека будет у них не планета, а сущий дурдом. Но что мечтать – эти просвещенные и натренированные гении информационной эры никуда улетать не собираются, они, чтя законы рынка и боссов, устраивают глобальный дурдом нам, здесь и сейчас.

Итак, есть психофизиологическое понятие – стресс. Исследовательница африканских приматов Джейн Гудолл однажды, гуманизма и науки ради, собрала вместе много шимпанзе, существ мирных, разумных и общительных. Но, судя по наблюдениям, критическая масса приматов была опасно превышена, и это привело к резкому изменению их поведения. В группе начались кровавые разборки и даже каннибализм. Натуралист Ян Линдсблат, описавший этот эпизод, наблюдал подобные же ситуации среди индейцев Амазонии, которых в стресс загнала новая окружающая среда – наступающая рыночная цивилизация Запада.

Отнюдь не в Будейовице...

Аналогичный случай, говаривал солдат Швейк, был в Будейовице. Теперь он произошел на планете Земля. Прежде всего, нас оказалось слишком много – более шести миллиардов, в то время как оптимальное число землян, по разным подсчетам, должно составлять от одного до двух или чуть более миллиардов. Конечно, дело не просто в количестве едоков, но вот в аппетитах пожирателей планеты – это точно.

Прикинем, что осталось у землян, так сказать, в заначке. Планетарные запасы нефти – основной вид топлива для индустрии, сельского хозяйства, транспорта, а также сырья для разной синтетики – таковы, что при нынешних темпах потребления (ежегодно растущих) нефть должна кончиться за 45 лет. Но когда эта кладовая будет опустошена лишь наполовину – и даже раньше, просто когда начнется нехватка нефти и ее цена безумно взлетит (вслед за чем начнет дорожать буквально ВСЕ) – что будет тогда? Верно: начнется мировая война за нефть и прочие экологические ресурсы. Третья и последняя мировая война.

Никакого более благоприятного разворота событий быть не может. Потому что за нефть, уголь, газ, месторождения руд, да за любые ходовые товары, например, за пряности или опиум, всегда развязывались кровопролитные и совершенно бесчестные войны. И новейшие примеры имеем – агрессия против Югославии, вторжение в Ирак. Если бы человечество умнело и добрело, оно бы после второй мировой войны не допустило ни единого вооруженного конфликта на планете, тем более что для этого и была создана ООН и заключена масса международных соглашений. Но человечество в стрессе: оно глупеет и звереет.

Куда ведет разум

Во второй половине минувшего века, когда прозвучали первые мрачные пророчества – системных экологов из Римского клуба, – еще казалось, что общий разум мирового сообщества (а как же, сколько светлых умов!) в состоянии «взять процесс под контроль». Уже тогда были определены и выражены в математических категориях главные угрозы экологического, популяционного, техногенного и экономического характера: истребление видов, потеря устойчивости экосистем, оскудение среды обитания, ее загрязнение техногенными отходами, неконтролируемое нарастание производства, превышающее все мыслимые пределы потребности, психоз рынка, нестабильность валют...

Все чаще и тревожнее говорили об опасном росте народонаселения и угрозе разрастания нищеты, преодолеть которую бедные страны должны были, по замыслу, с помощью богатых, так называемых цивилизованных стран. Ничего подобного! Чем больше «помощи», тем больше нищеты. Не буду грузить цифры, они известны. Кстати, есть прогноз ООН: к 2030 г. треть населения планеты будет жить в трущобах. Какой смысл во всем этом напряженном, ускоряющемся росте, который уводит прочь от развития?

Считалось, что разумные договоренности и согласованные действия мирового сообщества под эгидой ООН обеспечат отсрочку, а затем и преодоление мировой катастрофы. Возможно, так бы и было, кабы не оказалось, что так не бывает. Ничего существенного мировое сообщество против глобальных угроз не предприняло  и не могло предпринять, потому что оно мыслит и действует в терминах и условиях рынка. А рынок – это все больше, все быстрее, и опять – больше и быстрее, и так бесконечно. Это конкуренция, это борьба всех со всеми, это реклама, это требование развивать и расширять торговлю – это homo homini lupus est. Помните: бесконечный рост в конечном мире? Самая невозможная невозможность. И еще неизвестно, что раньше кончится на Земле – нефть, питьевая вода, воздух, годный для дыхания, или элементарное людское благоразумие.

Совершенно дурное множество

В математике есть понятие дурного множества. Это можно в прямом смысле отнести к развитию планеты. Ныне не просто растут масштабы экологических вызовов и угроз, с ними связанных. Появилась сверхопасность, причем непредвиденная и непреодолимая. Беда пришла оттуда, откуда ждали счастья. Людской ум уже не в состоянии не то что совершенствовать созданные им же системы, дабы улучшать качество жизни, а не приближать всеобщую гибель; нет, он не в силах даже охватить, осмыслить и проконтролировать то, что уже создано и крутится-вертится. И то, что беспрестанно создается. Управляемая умами людей техника слишком сложна и уже потому ненадежна (это, кстати, тоже закон систем), а навязанная рынком логика диктует ускоряющееся совершенствование техники. Нуждам этой запредельной гонки человеческий мозг давно не соответствует и никогда уже не будет соответствовать, ибо, как я уже сказал, его возможности – в отличие от теоретических возможностей научно-научного прогресса – небеспредельны. Естественный интеллект не может развиваться так же быстро, как искусственный. Это тупик, и тупик абсолютно непреодолимый. Уже давно созданы такие скоростные компьютеры, какие никогда нам не будут нужны – никогда! Задаешь вопрос: зачем же они? А  вместо ответа: они еще и постоянно совершенствуются...

Но мало того, что большинство землян, приставленных к дурной сложности технике, не отвечают ее уровню, как их ни обучай и ни тренируй. Обслуживать всю эту машинерию можно лишь растущей ценой постоянного перенапряжения, замаскированного под классный дизайн и суперкомфорт. Ускоряющийся прогресс велит всем нам быть все более ответственными и внимательными. Но при этом, напротив, общая обстановка на планете, обуянной гедонизмом, жаждой благ, тягой к сладостной релаксации, к сплошной развлекаловке, плюс пресловутый стресс – настраивают на противоположный лад. Точнее сказать – на полный разлад. Рынок услуг и империя рекламы активно отвращают от тяжкого людского труда, каким он должен быть, каким был на протяжении миллионолетий и каким тем паче должен быть ныне, отвращают даже от добросовестного исполнения обязанностей. Башкирские дети погибли в авиакатасрофе над Баденским озером не из-за сбоя компьютерной техники, какой произошел не так давно в аэропорту Хитроу под Лондоном. Нет, они погибли из-за вопиющей халатности диспетчеров, которые даже не следили за приборами, теми, что делали за них колоссально ответственную и сложную работу, а от людей требовалось единственное – обеспечивать должный контроль. А они дремали за мониторами, кейфовали, пробавлялись сплетнями, уходили прошвырнуться целыми группами, оставляя кого-то из таких же цивилизованных, одноклеточных, расчеловеченных, – дремать на вахте...

Каждая катастрофа, будь то пожар школы-интерната в Дагестане или взрыв железнодорожного состава в Иране, обнаруживает чудовищную безответственность, нерадение и даже неспособность управленцев и «стрелочников» представить страшные последствия их халтуры и расслабухи – чтобы ужаснуться, очнуться, напрячься.

Тирания свободы

Теперь на перо просится филиппика против всей этой антигуманной, нечеловеческой, изуверской свободы разлагаться, которая гнетет людей, превращая их в своих холопов. Но это – тема, требующая совершенно отдельного рассмотрения. Ограничусь кратким замечанием: свобода в том виде, в каком ее отстаивают современные западные политики, свобода либерализма, – это требование, вопиюще противоречащее людской сути и всем без изъятия антропологическим параметрам общества.

Во имя блага человека и в силу его родовых особенностей обществу требуется как раз несвобода, режим жесткого долженствования, непреодолимых обязанностей и неотвратимой кары за нерадение. Абсолютному большинству людей, и заметьте, им же на пользу, необходим строгий, детально регламентированный режим надзора со стороны общества и его основного функционального аппарата – государственной власти.

Но, повторяю, это – отдельная тема. Пока закончу тем, в чем абсолютно убежден: чтобы спастись, нам придется резко «тормознуть», обуздав научно-технический прогресс и подчинив его не рынку, а подлинным потребностям человека и человечества. Это можно сделать, лишь «наступив на горло собственной песне», что как раз и имеет отношение к теме свободы.

2006 г.