Экономика убивает экологию

Если мировая экономика и дальше будет развиваться в нынешнем направлении, она обречена на крах, потому что в настоящее время она развивается за счет уничтожения собственной основы – экосистемы. Для исправления ситуации необходима срочная переориентация глобальной экономики, чтобы обеспечить ее устойчивость за счет потребления возобновляемых источников сырья и энергии, достичь баланс с окружающей природой и в дальнейшем сохранять его. Такова была основная идея 15-го доклада американского исследовательского института "Уорлд уотч" "О положении в мире, 1996".

История нашей цивилизации, говорится в исследовании, еще не знала такого экономического подъема и роста потребления природных ресурсов, как во второй половине ХХ века: потребление древесины более чем удвоилось, главным образом за счет возросшей почти в шесть раз потребности в бумаге; потребление рыбы увеличилось в пять раз; воды – в три раза; во столько же увеличилось потребление зерна; потребность в стали возросла в четыре раза; объем сжигаемого твердого топлива увеличился почти в пять раз; загрязнение воды и воздуха возросло в несколько раз.

По мнению авторов доклада, западная экономическая модель, основанная на использовании твердого топлива, других природных ресурсов и бензинового транспорта, нежизнеспособна для мира, поскольку возможности для такого экстенсивного развития уже исчерпаны.

Наиболее наглядно бесперспективность западной модели прослеживается на примере Китая. Поскольку эта страна развивается стремительными темпами, по ней можно проследить в "сжатой форме" этапы становления, которые Запад проходил за более длительный период. На сегодняшний день Китай уже превзошел США по потреблению некоторых продуктов в расчете на душу населения, в частности, по потреблению свинины. Если КНР догонит Америку и по потреблению говядины, то есть поднимет нынешний уровень, составляющий 4 кг в год на человека, до американского показателя – 45 кг на человека, стране потребуется дополнительно 49 млн т говядины в год. Для того, чтобы вырастить такое коровье стадо, необходимо около 343 млн т зерна в год, что равняется всему годовому урожаю зерновых, собираемых в США. Но уже в настоящее время фермеры в мире с трудом справляются с удовлетворением спроса на говядину.

Еще одно подтверждение бесперспективности современного экономического пути – попытка Китая создать транспортную систему по американскому образцу. "Три года назад Пекин решил, что автомобильная индустрия станет одной из основ роста национальной промышленности в предстоящие десятилетия, – говорится в докладе. – Если Китай будет и далее следовать в этом направлении и его автопарк и, соответственно, потребление горючего достигнут нынешнего американского уровня, КНР будет ежегодно сжигать около 80 млн баррелей нефти в день. В настоящее же время в мире ежедневно добывается только 64 млн баррелей". Делается вывод о том, что единственная возможность для Китая (как, впрочем, и для остальных стран мира) успешно развивать свою экономику заключается в ее реструктуризации на качественно новой основе, исходный пункт которой - осознание ограниченности природных ресурсов.

"Признание этого факта, – отмечает Браун, – часто истолковывается как призыв к ограничению экономического роста и на этом основании подвергается критике. Однако вопрос заключается не в том, быть или не быть экономическому росту, а в том, каким должен быть этот рост и где". Авторы доклада рекомендуют учиться у природы с ее замкнутым циклом, где отходы жизнедеятельности одних организмов становятся источником развития и существования для других и т. д.

Государства третьего мира далеки пока от решения проблемы народонаселения. По последним прогнозам, к 2050 году население планеты с 6 млрд человек увеличится до 9,4 млрд. Практически весь прирост придется на развивающиеся страны, в то время как во многих из них уже сегодня плотность населения в пересчете на размеры посевных земель, имеющиеся запасы воды, площади лесов и другие природные ресурсы чрезвычайно высока. И это при условии, что уровень потребления там еще значительно отстает от развитых стран. Поэтому количественную стабилизацию населения планеты до того, как оно возрастет до 9,4 млрд, специалисты "Уорлд уотч" считают самой актуальной задачей в создании устойчивой глобальной экономики.

В качестве другого важнейшего условия для достижения этой цели называет переход стран от экономики "разового использования" к рециркулируемой экономике. Европа сеодня вполне могла бы обеспечивать свои потребности в стекле, стали, бумаге и других материалах за счет переработки утиля. Для этого давно есть необходимые технологии, совмещающие промышленное и сельскохозяйственное развитие с возможностями экосистемы.

Сегодня в США выпуск новой сталеплавильной продукции на 55% обеспечивается за счет использования металлического лома. Аналогичная система рециклирования применяется и в производстве бумаги. Вместо того, чтобы уничтожать леса, производящие бумагу компании заключают длительные соглашения с городами и небольшими населенными пунктами на покупку у них старых газет, журналов и другой бумажной продукции. Такой переход на использование утиля позволил США снизить потребность в древесине до устойчивого уровня, обеспечивающего восполнение лесов, и избавил местные власти от проблемы складирования бумажного мусора и дополнительных материальных расходов. В Европе лидером по сокращению потребления нового сырья для производства продукции выступает Германия. В 1996 году за счет переработки утиля – стекла, пластика, бумаги – она на 80% удовлетворила свои нужды в сырье для выпуска упаковочных материалов.

Авторы доклада отмечают достигнутые в мире возможности обеспечить третье необходимое условия для создания устойчивой глобальной экономики - в развитии энергетики, основанной на потреблении восполнимых источников. На протяжении 1990-х годов наиболее быстрыми темпами расширялось использование ветряных генераторов – на 25% в год. Рынок потребления угля и жидкого топлива за тот же период ежегодно увеличивался лишь на 1%. По оценкам американского министерства энергетики, наиболее "продуваемые" штаты США – Северная Дакота, Южная Дакота и Техас – могли бы с помощью ветряных турбин полностью обеспечивать электроэнергией всю территорию страны.

Ранее в использовании ветряных турбин лидировали США и Дания. Теперь на первое место вышли Германия и Индия. В ближайшие пять лет японская фирма "Тоумен", говорится в докладе, планирует вложить 1,2 млрд долларов в установку в Европе 1.000 ветряных турбин.

Главное все же – создать экономический механизм, побуждающий компании и страны внедрять экологичные технологии. Наиболее эффективным путем авторы доклада считают изменение системы налогообложения. Они предлагают снизить налоги на личные и корпоративные прибыли, но повысить их для предприятий, деятельность которых наносит ущерб окружающей среде, например, за выброс в атмосферу углекислых газов, токсичных сбросов в водоемы или использование невосполнимых природных ресурсов.

Авторы отмечают также необходимость регулировать потоки частных капиталов, предназначенных для развивающихся стран, таким образом, чтобы они шли на развитие именно экологичных технологий", которые позволили бы этим государствам миновать разрушительный для экологии прединдустриальный экономический этап и вступить сразу в постиндустриальный период.

Все эти меры, по мнению экспертов "Уорлд уотч", необходимо предпринимать уже сегодня, так как разрыв между тем, что нужно делать для предотвращения деградации планеты, и тем, что реально для этого делается, о каждым годом увеличивается. Роль лидера в этом, считают они, должны взять на себя Соединенные Штаты как ведущая держава мира.

Комментарий газеты

Если нынешние переполох, сумбур, хаос в погоде не временное явление, то можно сделать два промежуточных вывода. Первый: сверххолода, сверхжара, сверхнаводнения и т. п. – это отплата людям за хищническое использование окружающей природы. Второй: Земля, которую некоторые современные "мистики" представляют Высшим живым существом, и Космос как высший Разум решили всерьез заняться воспитанием двуногих существ, возомнивших себя высшим созданием Природы, хотя на самом деле они – всего лишь случайное ее произведение. Эти промежуточные выводы сливаются в конечном счете в один. А именно: насельникам Земли надо в корне изменить свое восприятие мира и, естественно, отношение к миру. То есть изменить свое отношение к природе, что невозможно без изменения отношения друг к другу для объединения усилий в проведении единой политики в отношении к природе.

Понятно, все одновременно это сделать не захотят или не смогут. Надо показать пример, надо убедить, надо организовать, надо вынудить всех приступить к работе "по переменам". Значит, какое-то общество, какое-то государство или группа государств должны выступить в роли лидера.

Тут взор сразу обращается к США и в целом к западному миру. Однако сразу после первого замаха возникают разные "но". С одной стороны, претензии этого мира на руководство (гегемонию) вроде бы вполне обоснованны. Как-никак большинство стран, если не на деле, то на словах, формально переняло его политическую и экономическую системы, хотя, так сказать, в духовных аспектах (культура, религии, нравы, будничные и высшие ценности и т. д.) это же большинство четко соотносит себя с иными (остальными девятью – по А. Тойнби и семью – по С. Хантингтону) цивилизациями. С другой стороны, с западным типом цивилизации, особенно с США и Англией, неразрывно связаны довольно-таки малоприятные вещи. Имеются в виду бесчисленные корабли с "черным товаром" в течение 200 лет для американских плантаций, "работа" на манер мясника с коренным населением Северной Америки и т. п. А в ХIХ-ХХ вв. бесконечные локальные и большие войны с малыми народами. Хорош лидер, с позволения сказать...

Эта политика, конечно, родилась не на пустом месте – таков уж, видно, англо-саксонский, евроатлантический тип менталитета. Не случайно именно у них появились Томас Гоббс с политтеорией войны всех против всех (bellum omnium contra omnes) и Адам Смит (экономическая теория соперничества между производителями и потребителями, а также между производителями, то есть борьбы насмерть ради достижения некоей гармонии). С таким менталитетом претендовать на роль объединителя человечества трудновато. А мы и сейчас видим, как на уровне индивидов, на уровне фирм, не говоря уж про государственный уровень, американцы прут и прут против всех, пока где-нибудь не получат по зубам. Только после этого они начинают уважать давшего им отпор.

Более подходят на упомянутую выше роль французы – во Франции и сейчас живы некоторые традиции Великой революции с ее принципами свободы, равенства, братства. Подкачало только превращение права собственности в некий якобы священный принцип. И потому получается, что и Будда, и Христос, и Магомет, активно отрицавшие это право, вроде бы мало что понимали в жизни.

Таким образом, некуда деваться, кроме как обратиться к идеям Великой русской революции. С огромными муками и кровью давалось русскому и другим российским народам воплощение в жизнь ее человечных, гуманных идей – но зато какие это были идеи! Ведь мы пытались реализовать все лучшее, что выработали лучшие умы человечества, включая и Будду, и Христа, и Магомета. Нынешнее поражение на этом пути – скорее всего, временный зигзаг, чтобы общество, которое еще недавно называлось советским, могло подкопить и перегруппировать свои силы. И, понятно, свои знания о мире. Ну, и сделать некоторый сравнительный анализ собственных дел с делами других. Идеи же, которыми оно пыталось руководствоваться, как раз сейчас и могут оказаться спасительными, если Планета действительно решила перевоспитать Человечество.

Один из преподаваемых ею уроков – приучить людей не просто к общему житию, но житию мирному, приучить – и это, может быть, самое главное – к сопереживанию и самопожертвованию, поступаясь хотя бы некоторыми своими интересами ради блага других, а в конце концов всего людского сообщества. Такой нравственный опыт-прорыв накоплен прежде всего в России. Он копился, конечно, еще до революции, но в революцию и десятилетия последующего созидания нового типа общества этот опыт временами достигал не виданных нигде высот.

Ответом на воспитательный вызов Планеты, видимо, может быть только радикальная перестройка международных отношений. Одним народам надо поделиться чем-то в пользу других – так учил Христос. Если пользоваться формационной логикой (первобытнообщинный строй преобразуется в рабовладельческий, тот в феодальный и т. д.), то сейчас в международных отношениях, на межстрановом уровне человечество только-только входит в стадию преобразования своеобразного "международного" первобытного строя (на внутриобщественном уровне этот процесс реализовался давненько). Суть этого переломного процесса, как и при смене формаций внутри отдельных обществ, тот же самый – обобществление. В данном случае это обобществление культур, преодоление эгокультурности, своего рода частной собственности отдельных народов на свою культуру (дух, нравы и т. д.).

А иначе какой может быть ответ на новый вызов, брошенный Человечеству?

("Экономическая газета").