В. Д. Косарев

Айнские руны: письмо или квазиписьмена?

Научный спор о том, была ли у айнов или у их предков когда-либо письменность, длится с XIX века поныне. Как отмечал Б. Пилсудский, «отправной точкой для утвердительного ответа могут служить памятники, найденные в Японии и покрытые знаками, несколько похожими на старинную мексиканскую письменность, затем надиси на мысе Фемиа в окрестностях Отару на острове Хоккайдо, открытые капитаном Лефевром, заметка Х. Зибольда о существовании у айнов знаков собственности и, наконец, легенда самих айнов об их собственной письменности, похищенной затем японцами» (Пилсудский, 1995 [1912]). Есть стойкое мнение, что ввиду общей культурной деградации, которую под влиянием завоевания и порабощения японцами испытали исторические айны, они полностью утратили письмо, существовавшие у них или у их непосредственных предков еще с эпохи дзёмона (неолита).

Противоположная точка зрения, не менее распространенная, сводится к тому, что айны не имели и не могли иметь собственной письменности, поскольку у них не было классового общества и государственности. Этот устаревший постулат, опровергаемый наличием развитых систем письма в доклассовых обществах, в отношении айнов усиливается тем, что по сей день не найдено убедительных, достаточных свидетельств в пользу айнского письма, хотя бы самой ранней и примитивной ступени – пиктографической. А те единичные находки, которые были известны еще при жизни Пилсудского или появились позже, не дают оснований для твердых выводов прежде всего из-за их фрагментарности, а также плохой сохранности. В частности, ни одно свидетельство нельзя назвать текстом в собственном смысле; есть лишь разрозненные обрывки, включающее считанного число или единицы знаков, хотя общее количество элементов символического характера, которые можно принять за знаки, составляет внушительную сумму.

Среди наиболее значительных образцов айнских рун следует назвать прежде всего петроглифы из грота Тэмия на острове Хоккайдо. Здесь на стене пещеры были обнаружены и скопированы несколькими  исследователями затейливые росписи, включающие десятки знаков, из которых многие, впрочем, повторяются. Как характер рун, так и их возраст исключительно спорны; точно неизвестно, относятся ли эти гравировки к доисторическому периоду или это произведения позднего времени. Другой недостаток состоит в том, что при сравнении прорисовок, сделанных разными авторами, напрашивается вывод об их весьма вольном, неточном исполнении.

Замечательным памятником следует назвать открытые в середине XX века наскальные гравировки на острове Итуруп (Южные Курилы). Но и в этом случае, поскольку Курильские письмена найдены на каменных обломках возле самого моря, почти на линии прибоя, налицо те же недостатки.  Вот как описана эта находка:

«На берегу, между речками Южный и Северный Чирип, были обнаружены камни с едва различимыми надписями…

Пиктографические надписи, если их можно так назвать, сделаны на ровной, обычно горизонтальной поверхности обкатанных морем валунов или необкатанных глыб (в дальнейшем условно называемых плитами)…

…Надписи процарапаны на камне на разную глубину; со временем часть “пиктографического текста” оказалась стертой волнами прибоя…

Некоторые группы знаков так сильно размыты, что прорисовка их может быть не всегда точной».

Авторы добавляют два существенных нюанса: «Время нанесения надписей еще не определено…» и «все знаки линейные» (Кнорозов, Спеваковский, Таксами, 1984).

Помимо этих интригующих свидетельств, есть памятники датированные – надпись из Нагано, табличка из Кибэ, ваза из Фудзими и некоторые другие, однако и они либо предельно лапидарны, либо внушают сомнения. Главное сомнение – постоянно фигурирующее крайне ограниченное число знаков, что и делает их непохожими на текст.  

В процессе работы с айнским символическим искусством и их знаковыми системами я попытался собрать все знаки, которые попали мне в поле зрения: это фрагменты сосудов эпохи дзёмон, линейные знаки и элементы орнамента с икуниси, других культовых предметов и наконец, большой набор, из ряда источников, ekasi itokpa/kamui itokpa или sirosi.

Ekasi itokpa (sirosi) – это, по сути, тамги, знаки собственности, которые айны ставили на икуниси, на некоторое оружие, в частности, стрелы и гарпуны, на инау, надгробья, дорогую посуду и т. п.

Помимо фрагментарности и крайней скудности, памятники айнских рун к тому же еще весьма разнородны, так что порой закрадывается подозрение, не циркулировало ли на территории Айнумосири несколько систем письма. Но, разбирая этот вопрос, мы должны учесть как асинхронность отдельных свидетельств (одни могут относиться к дзёмону, другие – к современности), так и разные манеры и стили, в том числе из-за разного предназначения рун. К примеру, на надписи из Нагано мы видим тщательно и мастерски выписанную строку, которая украшала дорогой и долговременный культовый предмет. Напротив, руны Тэмии и особенно знаки Итурупа – это беглые прорисовки, возможно, наносившиеся на камень для текущих ритуалов и не предназначенные для увековечения. Точно так же есть разные ekasi itokpa: одни наносились на рабочий инструмент, на те же охотничьи стрелы, и делались наспех; другие, например, на икуниси, которые передавались из поколения в поколение, выписывались мастерски, с предельным старанием. Поэтому первые – это обычные руны (или резы), типичные линейные знаки, в основном вырезанные на дереве, а вторые напоминают вычлененные из единого целого фрагменты изощренного орнамента.

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ ИЛЛЮСТРАЦИЙ:

Акулов А. Ю. У айнов была письменность // ВСМ, N 13. Южно-Сахалинск, 2006;

Кнорозов Ю. В., Спеваковский А. Б., Таксами Ч. М. Пиктографические надписи айнов. // Полевые исследования Института этнографии. 1980-1981. М., 1984;

Кондратенко А. П., Прокофьев М. М. Протописьменность у древних айнов: миф или реальность? // Краеведческий бюллетень, N 2. Южно-Сахалинск, 2005;

Пилсудский Б. Знаки собственности айнов. // ВСМ, N 1. Южно-Сахалинск, 1995.